Главная >> Политика и власть >> Сергей Усенко: я склонен полагать, что приватизация – это благо

Сергей Усенко: я склонен полагать, что приватизация – это благо

Сергей Усенко: я склонен полагать, что приватизация – это благо

Заместитель председателя Законодательного Собрания помимо прочего поделился своим отношением к приватизации госсобственности.

Вице-спикер ЗСК и председатель комитета по имущественным и земельным отношениям рассказал «ЯСНО» сколько сельхозземель в краевой собственности не используются, что стало причиной скандала с Ейским колледжем после проверки контрольно-счетной палаты, и как готовящийся в ЗСК законопроект поможет получению земельных участков многодетным семьям.

- Сергей Павлович, какие проблемы имущественного и земельного характера наиболее актуальны для нашего региона?

- Что касается имущественного блока, на мой взгляд, сейчас наиболее актуален вопрос передачи учреждений здравоохранения с муниципального уровня на уровень субъекта. И здесь мы сталкиваемся с тем, что отдельные объекты, расположенные на земельных участках, используемых учреждениями здравоохранения, остаются до сих пор не оформленными.

Этим вопросом на протяжении всего последнего года занимаются Министерство здравоохранения и департамент имущественных отношений Краснодарского края. Мы также неоднократно обращались к этому вопросу при выездах в районы. Этой проблеме была посвящена очередная наша встреча с коллегами из Минздрава и департамента, состоявшаяся накануне. По результатам консультаций и переговоров мы определились, какова будет судьба тех объектов имущества, которые на сегодня еще не оформлены. Процедуру передачи в краевую собственность необходимо завершить до 1 января 2019 года. Объекты, которые не имеют документов, будут учитываться в отдельном приложении. Затем в течение года их введут в правовое поле путем документального оформления, возможно, в судебном порядке. Это будет зависеть уже конкретно от ситуации с объектами.

В любом случае, в первом квартале будущего года одним из контрольных вопросов, которые планируем рассмотреть на планерном совещании в ЗСК, будет передача учреждений здравоохранения и их имущественных комплексов в краевую собственность. То есть этот вопрос мы продолжим курировать, и будем добиваться выполнения решения этой задачи.

Что касается земельных проблем, актуальных для края, то я бы выделил два вопроса. Во-первых, у нас на сегодня порядка 100 000 гектаров земель сельхозназначения, находящихся в собственности Краснодарского края, не вовлечены в хозяйственный оборот. Это составляет почти пятую часть от всего земельного клина субъекта. И, естественно, это выпадающие доходы бюджета, это неиспользование земли по целевому назначению. Поэтому данная проблема и ее решение – задача номер один для причастных органов исполнительной власти.

И вторая задача заключается в том, чтобы снять напряжение при перезаключении договоров аренды земельных участков, находящихся в краевой и муниципальной собственности. Перезаключить такие договоры они часто не могут по причине ужесточения федерального законодательства, которое запрещает вовлекать в оборот земельные участки, на которых находятся какие-либо линейные объекты: дороги, линии электропередач, а также объекты водного фонда и памятники археологии. У нас на территории края имеются, как вы знаете, многочисленные балки, а единого реестра водных объектов нет.

И, наконец, нельзя не сказать о проблемах, связанных с земельными участками, на которых расположены памятники археологии – курганные группы. Их у нас очень много. Эта проблема на сегодня остается нерешенной на федеральном уровне. В любом случае мы ждем изменений земельного законодательства, после чего мы будем приводить в соответствие наше региональное. Этому будет посвящена наша деятельность в девятнадцатом году. Надеемся, что уже в первом полугодии депутаты Государственной Думы дадут нам такую возможность, приняв соответствующий федеральный закон.

- В этом году с вашим участием прошло много мероприятий, в том числе выездных, которые были посвящены вопросам кадастровой оценки недвижимости. С чем связано такое пристальное внимание к этому вопросу?

- С 1998 года, когда впервые в законе появилось упоминание кадастровой оценки, она постепенно стала входить в практику. Примерно с 2005 года появилась кадастровая оценка земельных участков. Затем в 2011 году была впервые проведена кадастровая оценка объектов капитального строительства.

Но результаты этой кадастровой оценки, утверждённые и принятые Краснодарским краем, не использовались долгое время для тех целей, для которых обычно кадастровая стоимость и предназначена. А цели эти для нас, обычных граждан, понятные: это, прежде всего, налогообложение и определение арендной ставки за государственное или муниципальное имущество: землю или недвижимость.

В дальнейшем было принято решение о том, что мы переходим на новую систему исчисления налогов для физических лиц. Базой для них как раз и является кадастровая стоимость. В этом году, получив как физлица уведомление из налоговой инспекции, мы видим в нем размер налога за 2017 год, исчисленный от величины кадастровой стоимости объектов недвижимого имущества.

Также в этом году государство перешло и к новой системе определения кадастровой стоимости. Раньше ее определяли независимые оценщики, и было много нареканий у собственников по поводу соответствия кадастровой стоимости рыночной цене объекта. Было немало обращений в комиссию при Росреестре, в Краснодарский краевой суд, где эти споры рассматривались. В результате было принято решение, что теперь кадастровую оценку будут проводить только государственные кадастровые инженеры.

У нас в крае такой базовой организацией определено «Краснодарское краевое БТИ». Его сотрудники, государственные кадастровые инженеры, в этом году впервые занимались организацией и определением кадастровой стоимости объектов капитального строительства.

Законодательное Собрание также обратило внимание на этот процесс, так как поступает много обращений по вопросам кадастровой оценки. Мы приняли решение не упускать этот момент, не дожидаться, пока новая переоценка у нас будет принята и вступит в силу. Легче разрешать спорные вопросы на этапе, когда эта оценка определяется, и оперативно включиться в работу. Поэтому вместе с сотрудниками БТИ и департамента имущественных отношений мы провели ряд выездных зональных совещаний на территории края. На местах сравнили действующую оценку с проектом отчёта БТИ, который на момент нашего совещания уже существовал.

Мы увидели, что работа эта действительно важна. И ее результаты напрямую отразятся практически на каждом жителе края. Поэтому мы планируем продолжить подобные выезды и в дальнейшем.

Сейчас мы проводим серию выездных совещаний в конкретных муниципалитетах. Первое прошло в Успенском районе, затем в Каневском. В ближайшее время – в Северском районе. Одним из вопросов также будет кадастровая оценка. В данном случае мы уже подводим итоги проведенной кадастровой оценки объектов капитального строительства, прошедшей в этом году. И одновременно уведомляем всех жителей о том, что в 2019 году будет следующая важная работа – оценка земельных участков, прежде всего сельхозназначения и земель населенных пунктов. Опять-таки это новая переоценка. Эти новые результаты будут применяться с 1 января 2020 года. А физлица получат налоговые уведомления в 2021 году и должны будут заплатить до 1 декабря 2021 года. Но мы полагаем, что уже сегодня людям нужно задуматься, планировать, какова будет ситуация с налогообложением для них. Потому мы полагаем, что это важная часть работы. И это полезно на наш взгляд и самим сотрудникам, которые непосредственно занимаются кадастровой оценкой. Потому что они видят реальную живую связь, отклик людей на результаты их деятельности.

Мы понимаем, конечно, что сразу идеально выполнить эту работу невозможно. Что всё равно будут какие-то отклонения, ошибки. Тем более что и оценка идёт не индивидуальных объектов, конкретного земельного участка или конкретного дома. Оценка идет большими группами, массивами и земли, и группами объектов недвижимого имущества. Потому там неизбежно будет всё равно какая-то средняя цифра. И кто-то посчитает, что эта оценка слишком высока и несправедлива. А кто-то промолчит, но для него эта оценка окажется ниже, чем его ожидания. К сожалению, такова объективная ситуация с оценкой, когда она проходит не индивидуально, в отношении конкретного объекта.

Здесь тоже возможны определенные перекосы, но в целом, если сравнивать с той работой, которая проведена в 2011 – 2015 годах, то определённое улучшение для людей, снижение кадастровой стоимости есть. Хотя мы видим и абсурдные примеры, когда стоимость объектов значительно завышена. Особенно это касается нежилых помещений, объектов коммерции. Там мы видим значительные отклонения, в разы выше, чем объективная стоимость этих объектов. Но здесь предстоит и самим собственникам этих объектов поработать дальше. Для этого закон предусмотрел новый механизм. Помимо комиссии, которая рассматривает споры по действующей кадастровой стоимости при Росреестре, департамент имущественных отношений тоже с 1 января 2019 года создает свою комиссию. Она будет рассматривать уже жалобы на те оценки, которые будут произведены краевым БТИ. Если работа этой комиссии при департаменте не устроит заявителя, то можно будет обратиться в краевой суд.

В данном случае мы опять сталкиваемся с тем, что для подтверждения несоответствия кадастровой оценки необходимо проводить процедуру повторно. Для конкретного заявителя это будет обусловлено определенными затратами, потому что нужно будет нанять оценщика, оплатить его работу. И тут нужно соотносить тот эффект, который человек ожидает получить от пересмотра кадастровой стоимости, и те затраты, которые он понесет. Надо учитывать еще и то, что кадастровая оценка проводится теперь один раз в три года. Результаты ее соответственно будут применяться на протяжении этого периода.

Оценка объектов капстроительства, проведенная в этом году, будет действовать с 1 января 2019 года. Ее применят для исчисления налога за 2019, 2020, 2021 годы. А уже в 2021 году, в преддверии нового трехгодичного цикла, БТИ проведет новую оценку.

В этом есть ряд плюсов. Во-первых, процесс проходить ритмично с обозначенной трехгодичной периодичностью. Во-вторых, станет накапливаться база данных в самом БТИ. Это уже не будут каждый раз какие-то новые оценщики, которые, выполнив работу, может быть даже ликвидировались, и мы их никогда не увидим. Какую-то долговременную ответственность за результаты своей работы они не несут. А государственные кадастровые инженеры, те ошибки, которые всё равно будут, смогут постепенно находить и исправлять. Надеемся, что со временем мы придем к кадастровой стоимости, которая будет положительно восприниматься всеми участниками этой процедуры: и оценщиками и теми, чье имущество оценивают.

Здесь необходимо сказать, что в ходе проведенных выездов мы задавали неоднократно вопрос, считают ли люди полученные ими налоговые уведомления справедливыми. Что касается физических лиц и объектов жилья, квартир, домов, то в большинстве случаев участники дискуссии признали, что новая кадастровая оценка, которая сейчас содержится в новом отчете, размещенном на сайте БТИ, адекватна. За некоторыми исключениями. Чаще всего мы видим, что она даже ниже, чем ныне действующая кадастровая стоимость. Но, конечно, любой житель согласится с понижением кадастровой стоимости на свой объект и, как следствие, налоговой нагрузки. Наш комитет Законодательного Собрания и впредь будет контролировать прохождение этих процессов в крае.

- Контрольно-счетная палата края выявила ряд нарушений и недостатков в работе Ейского колледжа, в том числе касающихся учета и использования имущества. Что за нарушения там были, удалось ли их устранить, и насколько они характерны для подобных учебных заведений?

- Мы провели выездное совещание в Ейском колледже по результатам работы КСП вместе с комитетом ЗСК по образованию и посмотрели те объекты, которые имеются на балансе у этого учебного заведения. Основные нарушения и вообще их природа и происхождение обусловлены тем, что в советское время это был единый большой комплекс – объединенное образовательное и сельскохозяйственное учреждение, юрлицо. Неизбежно в процессе его функционирования накопился целый блок вопросов. Часть из них связана с проживанием работников на его территории. В советский период законодательство относилось к этому лояльно. Потому так сложилось, что люди продолжали и в девяностые, и в нулевые годы проживать в общежитиях учебного заведения.

Это первое нарушение, о котором можно говорить: в общежитии колледжа проживают лица на сегодня не имеющие к нему отношения. В прошлом – это его сотрудники, преподаватели, работники сельскохозяйственного блока. В дальнейшем они либо в силу возраста уже вышли на пенсию, либо просто утратили связь с этим учреждением, но продолжали проживать в комнатах, которые занимали. Многие люди там проживают не один десяток лет. Для них это общежитие является зачастую единственным местом проживания. Поэтому сложно здесь принять однозначное решение, которое будет являться справедливым. С точки зрения законодательства, конечно же, они не должны проживать в общежитии – это нарушение. В то же время некоторые из них после попыток их выселить в судебном порядке получили право на жилплощадь в общежитии. Поэтому мы в данном случае не преследуем цель выгнать людей на улицу, а наоборот, каким-то образом найти правовую основу для того, чтобы эту ситуацию урегулировать. Как вариант, предлагаем рассмотреть возможность установления статуса коммерческого жилищного фонда для таких помещений, которые фактически заняты третьими лицами, с тем, чтобы они имели с одной стороны официальный договор, с другой – оплачивали проживание.

Следующие нарушения касаются того, что у колледжа остался большой хозяйственный блок, состоящий из земельного участка (3,5 тыс. га), хозяйственных построек, склада горюче-смазочных материалов, зданий, бани, газопроводов и прочих объектов. В силу того, что они на протяжении многих лет не использовались, возникает вопрос о целесообразности дальнейшего их нахождения в колледже. Поэтому мы предложили коллегам рассмотреть возможность отчуждения, передачи новому собственнику, если они не пригодны к использованию в учебном процессе. Наличие подобных неиспользуемых объектов характерно практически для всех образовательных учреждений подобного типа.

Ранее уже через такую процедуру прошел Лабинский сельскохозяйственный техникум. У него остались лишь те объекты, которые необходимы для учебного процесса. Техникум отказался от значительного массива земли, от тех объектов, которые на ней находились.

Не всегда можно привести позитивные примеры по дальнейшему использованию имущества. Но движение по этому пути – все же какое-то решение проблемы.

Брюховецкий аграрный колледж тоже обладает большим земельным участком, свыше 7000 гектаров сельхозземель и большим количеством объектов, которые расположены на них. Это старые тока, оставшиеся от совхоза, это фермы и другие подобные объекты. Они пошли по другому пути. Не отказывались от земельного участка, но объекты, которые не нужны им для учебного процесса, предложили включить в программу приватизации. Сложность заключается в том, что эти объекты в настоящее время в большинстве своем не нашли покупателя, потому что они находятся на значительном удалении, на периферии, где вести какую-то коммерческую деятельность затруднительно.

Поэтому проблема таких старых построек характерна не только для образовательных сельскохозяйственных учебных заведений, но и в целом для всего имущественного блока. Потому что создавались эти периферийные объекты в другое время и под другие цели. И существующая инфраструктура не всегда отвечает сложившимся сегодня правоотношениям.

В Ейском колледже может быть это не так ярко выражено, потому что объекты всё-таки находятся в непосредственной близости от Ейска. В случае, если коллеги примут решение о включении их, например, в программу приватизации, либо само образовательное учреждение решит отчуждать эти объекты, думаю, что мы их поддержим. И, скорее всего, они там найдут покупателя в силу своей большей привлекательности больше.

Кроме того, мы рассматривали ряд вопросов, которые были направлены в целом на стабилизацию ситуации в колледже, выдвинули свои предложения. Решено, что в марте снова вернёмся к этому вопросу. Также этими проблемами сейчас занимается краевое Министерство образования. В настоящее время проходит реорганизация: два крупнейших образовательных учреждений Ейска объединяются в одно. По результатам этого объединения новое руководство колледжа ещё раз проанализирует возможность использования объектов, и мы посмотрим, к каким выводам оно придет в марте следующего года.

- Что касается госсобственности – земли и имущества, то есть две крайние позиции: приватизировать все и, наоборот, максимально сохранить эту госсобственность, а то еще и вернуть приватизированное. Какой позиции в вопросе приватизации госсобственности придерживаетесь вы?

- Вопрос уже много лет дискуссионный. Есть сторонники у каждой из точек зрения. Дело в том, что всякая собственность создавалась в других условиях плановой экономики, задачи перед ней стояли иные. В девяностые годы мы перешли к рыночной экономике. Также и с приватизацией. Где поставить запятую, каждый, наверное, решает сам.

Исходя из собственного опыта, я всё-таки более склонен полагать, что приватизация – это благо. Зачастую сохранение актива приводит к значительным бюджетным издержкам. Это превращается в экономическую нецелесообразность. С другой стороны, часто в результате приватизации мы получаем собственника, который не вкладывается в развитие, а перепродает имущество. Но сама по себе процедура сохранения госимущества также ни к чему хорошему не приводит. Мы просто оставляем неликвиды.

Приватизация началась после закона 90-го года. Приватизация уже на первом этапе, в девяностые годы, лишила государства наиболее коммерчески интересных активов. В нулевые годы это работа была продолжена. И то, что мы видим сегодня, это уже остатки каких-то активов, которые едва ли представляют значительную ценность. Из года в год этот тезис подтверждает и наша краевая программа приватизации, потому что те объекты, которые в нее включаются зачастую интереса у «покупателей» не вызывают. Это происходит по двум причинам: либо покупатели воспринимают стоимость этих активов достаточно высокой и не считают ее справедливой и актуальной для себя, либо сами эти объекты вне зависимости от их стоимости не представляет какого-то коммерческого интереса. Возвратить их, вдохнуть в них новую жизнь зачастую дороже, чем построить новый такой объект с нуля. В этом проблема.

Что касается приватизации, то есть несколько направлений. Во-первых, приватизация государственных и муниципальных унитарных предприятий. Эта приватизация по сути носит форму переименования, изменения организационно-правовой формы. Они превращаются в хозяйственные общества. При этом хозяйственное общество по-прежнему остается в госсобственности. Теперь под новой вывеской действует прежнее лицо по сути с теми же принципиальными подходами к управлению.

По такому пути пошли в ходе преобразования краевой системы ДРСУ, всего блока районных газет, ряда земельных центров и в других случаях. Это приватизация, конечно, формальная. О полноценной приватизации можно говорить только в том случае, если меняется собственник, а не вывеска у юрлица. В государстве, зачастую, приватизация и носит такой характер, когда мы преобразовываем юрлица из одной формы в другую, не меняя собственника.

Что касается приватизации второго плана. То есть продажи пакетов акций. Здесь край придерживается в последние годы позиции сохранения этих пакетов. Но здесь есть определенный риск. Если сохранять их, то можно прийти к варианту, когда опять же этот экономический организм просто сам по себе, уже в силу объективных причин, умирает, и мы ничего не получаем. На мой взгляд, всё-таки нужно продавать, причем в момент, когда актив пользуется наибольшим спросом на рынке, тем более, что акционерные общества исключительно коммерческие юрлица и каких-либо социальных нагрузок зачастую не несут.

Кроме приватизации предприятий как имущественных комплексов, есть еще приватизация отдельных объектов имущества. Например, мы об этом говорили в случае с Ейским колледжем.

К сожалению, если вы проанализируете краевую и муниципальные программы приватизации, да и федеральную отчасти, то увидите в них объекты, как правило, уже на спаде своей коммерческой привлекательности. Потому они большим спросом не пользуются. Но всё равно, на мой взгляд, их необходимо продавать, с тем чтобы найти эффективного собственника, который их реанимирует. Для государства это зачастую невыгодно. И неправильно, что мы общественные деньги тратим на поддержание и содержание такого объекта, если он никакой в дальнейшем пользы для общества не принесёт.

Другой вопрос, может быть какие-то объекты нужно передавать из одной отрасли в другую, с тем чтобы вовлечь их в оборот. Но таких примеров не так много. Если они есть, то мы всегда поддерживаем такое решение. Если же не находится нового потенциального государственного собственника, конечно, нужно искать частника, который их возьмет.

И ещё есть один момент, о котором нужно сказать. У нас часто путают приватизацию жилья, которая носит безвозмездный характер, и приватизацию всего иного имущества, которая всегда идет на возмездной основе. В данном случае речь, конечно, о втором случае, то есть платной приватизации.

- Какие основные законопроекты ваш комитет готовится внести в ЗСК в ближайшие месяцы?

- В ближайшее время мы хотим внести законопроект, который будет предусматривать некоторые изменения в краевой закон «О предоставлении земельных участков многодетным семья». Сейчас мы работаем с муниципалитетами, хотим узнать их позицию по поводу следующей проблемы. Как известно, у нас в крае образовалась очередь из тех, кому положены участки. Сейчас она насчитывает почти 20 тысяч семей. При этом они неравномерно распределены по краю – в основном в крупных городах. В Краснодаре – почти 4 тысячи семей, к примеру. Но земельных участков, к сожалению, недостаточно.

Следующий момент: скажем, земельные участки могут быть в наличии на территории района. Но если на территории района есть городское поселение, то жители города вправе получить землю только в нем, а не в районе. Это характерно, например, для Тихорецка, Приморско-Ахтарска и других муниципальных образований, где помимо сельских есть и городские поселения.

Федеральное законодательство предусматривает, что жителю городского поселения можно предоставить земельный участок только на территории городского поселения. И получается иногда абсурдная ситуация. Допустим, семья живет в Приморско-Ахтарске, где нет свободных земельных участков. Но к городу примыкает земля соседнего сельского поселения, в котором они есть, пригодные для строительства. Однако предоставить их городским семьям не могут, только жителям сельского поселения. Соответственно, люди идут на различные ухищрения, перепрописываются и тому подобное.

Мы полагаем, что эту проблему можно решить, разработав соответствующую норму. Для начала рассмотреть ее совместно с нашими коллегами из муниципалитетов, и если она не вызовет какого-то отторжения, то в ближайшие месяцы вынести на сессию Законодательного Собрания. Суть предлагаемых изменений заключается в том, что свободные земельные участки в любом муниципальном образовании должны предлагаться его жителям, но если желающих взять их не окажется, то через 6 месяцев (180 дней) на эти земельные участки могут претендовать семьи из любых других территорий края.

К примеру, стоящему в очереди на землю жителю Краснодара, который в ближайшие сроки не получит участок в краевом центре, но готовому рассмотреть возможность получения земли где-то еще на территории края, будет предоставлена такая возможность. То же самое касается и жителей городских поселений. Если в течение 6 месяцев в соседнем смежном сельском поселении не будет претендентов на эти участки, то тогда жители городского населения смогут на нее рассчитывать.

Мы понимаем, что это глобально не решит ситуацию. Но для кого-то это может оказаться выходом. И если такая возможность есть, почему бы не дать людям решить свой вопрос.

Второй законопроект, который мы хотим внести в ближайшее время, касается краевого закона «Об особенностях регулирования земельных отношений».

В этом законе мы попытаемся разрешить несколько правовых коллизий. К примеру, ситуация, когда при строительстве краевых дорог вынуждено пересекается земельный участок, находящийся в иной собственности, федеральной, муниципальной, частной. Для строительства линейного объекта зачастую приходится задействовать примыкающие земельные участки, хотя бы для временного размещения там техники или каких-то материалов. На сегодня это приводит к проблемам, конфликтам. Необходимо устанавливать сервитут для того, чтобы использовать эти участки на период такого строительства.

Вот мы как раз пытаемся сейчас наделить полномочиями наше министерство транспорта и дорожного хозяйства Краснодарского края с тем, чтобы оно могло такие сервитуты устанавливать на этот период с тем, чтобы облегчить и ускорить процедуру по строительству линейных объектов.

Кроме того, у нас до сих пор не урегулирован вопрос о том, кто устанавливает сервитут для прохода, проезда, прогона скота на государственных неразграниченных землях. Мы в комитете, наверное, чаще других коллег сталкиваемся с тем, когда на приеме люди жалуются на невозможность доступа к какой-то территории или объекту, потому что собственник запрещает проходить по своему земельному участку. Это действительно болезненная для многих тема.

У нас ещё институт сервитута слабо развит, недостаточно активно используется. Но я полагаю, что нужно сначала дать сам инструмент, возможность, а потом уже требовать, чтобы его применяли. Мы попытаемся сделать сейчас еще один шаг на пути совершенствования этого института.

Сейчас Государственной Думой рассматривается большой пакет поправок в земельное законодательство. Мы внесли в том числе и свои предложения. Надеемся, что наши предложения будут учтены при окончательном принятии закона.

Ну и, конечно, необходимо дождаться, когда будет принят федеральный закон. Он всё равно потребует анализа регионального законодательства. Возможно, какие-то из федеральных поправок позволят нам наши проблемы решить. А в случае, если нет, продолжим работать с краевым законодательством.

Делись!

Короткая ссылка на новость:https://yasnonews.ru/~xbGia

Версия для печати

Поделиться с друзьями

Материалы по теме:  Законодательное собрание Краснодарского края