USD ЦБ 58.0557
EUR ЦБ 68.9992
Главная -> Политика и власть -> Светлана Бессараб: Мне ближе те небольшие проекты, которые принесли реальную пользу конкретному человеку
Светлана Бессараб: Мне ближе те небольшие проекты, которые принесли реальную пользу конкретному человеку

Светлана Бессараб: Мне ближе те небольшие проекты, которые принесли реальную пользу конкретному человеку

Председатель краснодарского краевого объединения организаций профсоюзов, депутат ЗСК, сопредседатель краснодарского регионального отделения ОНФ рассказала ИА «Ясно» почему решила принять участие в праймериз «Единой России», какие проекты ОНФ ей греют душу, почему майские указы президента не выполняются на сто процентов и как общественная работа затягивает в политику.

Сопредседатель Центрального штаба Общероссийского народного фронта Александр Бречалов заявил, что от Народного фронта в праймериз «Единой России» участвуют около 200 человек. По его словам, чтобы участвовать в праймериз, политик или общественник должен заниматься своей деятельностью в течение пяти лет, должен быть лидером общественного мнения, а не собирается становиться им за один день, должен знать проблемы разных людей с земли – жителей сел, малых городов, трудящихся и других. Светлана Бессараб, судя по ее биографии и деятельности, подпадает под эти критерии полностью.

- На праймериз, на выборах появляется много новых лиц, и из их выступлений мы узнаем, что эти люди много чего сделали для края, о чем мы не знали до этого. Как вы к этому относитесь?

- Философски. Я понимаю, что предвыборная кампания выявляет некоторые неожиданные аспекты. Моя деятельность открыта – я работаю более 12 лет и все результаты можно оценить по отзывам людей, которые мне доверяют, уровню возложенной ответственности, даже по публикациям в СМИ. Работаю в том же режиме, как и раньше. Ведь авторитет, отношение общества не зарабатывается за один день.

- Другие кандидаты используют идеи Общероссийского народного фронта, Ваши идеи.

- Я даже рада этому. Значит, идеи востребованы в обществе. Если меня цитируют, значит, я говорю об актуальных проблемах, важных вещах.

- В чем, по вашему мнению, глобальная роль ОНФ в России в целом и в Краснодарском крае в частности? Общественный контроль над властями, сотрудничество с ними или борьба?

- Как всем известно, наше движение – движение президентское. Лидером нашего движения является Владимир Владимирович Путин и, конечно, самая главная наша задача – это экстраполировать повестку президента, контролировать исполнение его указов и поручений, пытаться изменить ситуацию, если мы видим болевые точки, риски, которые могут привести к невыполнению указов. И, в случае, если у нас не получается, мы имеем возможность непосредственно докладывать президенту об этом.

Светлана Бессараб

На фото: учредительная конференция Краснодарского регионального отделения ОНФ, лето 2013 г.

У нас создана такая уникальная система, при которой, с одной стороны, контролирует выполнение указов администрация президента, с другой стороны - Общероссийский народный фронт. И вот это две организации, которые сообща решают вопрос снимать с контроля поручение президента или его нужно отправить на доработку и еще раз промониторить, проконтролировать ситуацию. Если указы не исполняются, ничего в стране тогда не изменится, поэтому кто-то должен контролировать эти вопросы, причем, именно независимо.

Также важно для нашего движения, его активистов, прозрачное и справедливое расходование бюджетных средств, формирование бюджета через общественные слушания, с учетом социальных ожиданий граждан.

Я возглавляю в нашем региональном отделении работу по проекту «За честные закупки». И сегодня этот проект находит все больше сторонников и активистов, готовых помогать нам в сбережении бюджетных средств, их эффективном расходовании.

- Что на ваш взгляд мешает стопроцентному исполнению майских указов президента?

- Как правило, мы сталкиваемся именно не с каким-то злоумышленным невыполнением указов. Есть проволочки из-за бюджетных проблем, к примеру. Бывает так, что указ президента есть, уже есть дорожная карта, а непосредственно нормативного правового акта, который дал бы понять как, собственно, считать этот показатель нет. Бывают и недоработки, как это бывает в любой системе, властной структуре. Нормативный правовой акт, к примеру, должно разработать министерство финансов или правительство РФ, а его нет. Это тормозит весь процесс, и каждый считает по-своему. А потом возникают какие-то споры на ровном месте – а вот выполнены или не выполнены. Как раз эти моменты мы регулируем.

- ОНФ доставляет довольно много хлопот исполнительной власти. В некоторых регионах даже президенту РФ жаловались, что давят на членов ОНФ. Вы и ваши коллеги в крае испытываете такое давление?

- С прямым давлением сталкиваться не приходилось. Наверное, нам повезло с губернатором - он не только разделяет политику и убеждения президента, но и сам нацеливает на это глав местных, муниципальных образований. Мне очень жаль, что не все слышат посыл президента – общайтесь с народом, слушайте население, слушайте те чаяния и желания, которые высказывают граждане. И губернатор у нас говорил открыто – не сидите в кабинетах, идите в народ. И Народный фронт говорит о том же самом.

К сожалению, еще продолжаю сталкиваться с давлением на наших активистов в отдельных муниципалитетах. У меня есть убеждение, что плохой мир все равно лучше, чем хорошая война. Мы стараемся найти общее решение, договориться о взаимодействии. Но бывают ситуации крайне сложные, когда, не буду называть район, идет уже большая война между общественниками и администрацией. Предлагаешь администрации - встретьтесь с этими людьми, на площадке РО ОНФ, который выступит посредником. Мне говорят, - вы знаете, что нам с ними встречаться, они плохие, они скандалисты. Но, если вы представитель органов власти – вы обязаны встретиться с этими людьми, нравятся они вам или нет, выслушать их. А потом, убрав все личное, принять решение, которое необходимо государству, а не вам.

Вот, решение по Ростовскому шоссе. Ведь губернатора все убеждали, что нужно в соответствии с проектом все решить. Что он сделал? Я сама присутствовала на Совете по правам человека - он принял решение в пользу общественности. Мне эти шаги дают надежду на то, что мы сможем сегодня изменить ситуацию в тех муниципалитетах, и исключить какие-то местечковые ситуации в населенных пунктах, когда власть не слышит общество.

- Как часто частная проблема человека становится для ОНФ поводом для полномасштабных действий?

- Когда возникает проблема, очень редко бывает так, что она не системна. В конце февраля, начале марта к нам начали обращаться с жалобами на очереди во всех страховых компаниях Краснодарского края. Началось все с одного обращения – факт подтвердился. Пришло второе, третье, четвертое… Мы не стали ждать, когда их поступят десятки и сотни. Мы провели мониторинг, попытались сами на сайтах заполнить полис ОСАГО и зарегистрировать договор, пошли во все страховые компании. И мы выявили, что, действительно, 80% страховых компаний нарушают права граждан – не заключают договоры, объясняя тем, что у них три-четыре полиса в день, создают очереди по 150 человек. Казалось бы, у каждого из этих четырех заявителей, которые обратились к нам в начале марта – это частная проблема, а оказалась глобальной.

- Что стало итогом этой проверки?

Мы обратились в Центральный банк - они сюда приезжали, проводили совещание, обещали наладить ситуацию. Мы обращались к губернатору, который тоже подключился к этой проблеме. Обратились в прокуратуру и вместе работали по этой теме.

По предложению ОНФ уже в первом чтении рассмотрен законопроект об увеличении штрафов за незаконный отказ при заключении договоров ОСАГО. Но и этого мы считаем, недостаточно. На наш взгляд, необходимо возможность электронного заключения полиса сделать обязательной. И при этом ввести качественные показатели. Мы же понимаем, что не случайно не работают интернет-сайты страховых компаний. Если скриншоты заявителя показывают, что он в течение какого-то периода времени, пусть депутаты решают какого, не смог зайти на сайт, чтобы сделать электронный полис, и это продолжилось не один раз, то пусть он получит соответствующую компенсацию за причиненный ему ущерб. Сейчас РСА разработало схему квотирования по заключаемым полисам ОСАГО, она будет введена в действие с июня текущего года. Будем продолжать контроль, надеемся, что данные меры изменят ситуацию.

- Насколько активно жители края участвуют в проектах ОНФ, например, «ЗА честные закупки». И каковы результаты?

- Очень многие принимают участие. Когда мы только включились в проект «ЗА честные закупки», то люди не очень верили, что их заявку отследят и проверят. Конечно, много заявок поступало и в попытке использовать ОНФ как некую коммерческую дубину, чтобы заставить заказчика принять условия конкретного подрядчика. Но мы очень тщательно разбираемся во всех этих вопросах. Российское антикоррупционное законодательство достигло реально хорошего уровня. И эффективность его исполнения также повышается. Если раньше, буквально в 2014-м году, мы выявляли колоссальные по своей наглости закупки, каких-то невозможных автомобилей, подарков, предметов роскоши, корпоративов в компаниях с госучастием. Например, унитарное предприятие с небольшим доходом приобретает люксовый автомобиля в самой престижной комплектации. С помощью ФАС и прокуратуры мы пресекали это. И, конечно, особо наглых нарушителей «пиарили» в СМИ. Как результат, они сами отказывались от торгов, либо ФАС прерывает эту закупку или прокуратура разбирается с ее результатами.

Бессараб3.jpg

На фото: итоговая конференция кубанского отделения ОНФ, декабрь 2015 г.

За 2015-й год по заявлению одного из вице-губернаторов на форуме «Сообщество», который проходил у нас в Краснодаре, ОНФ помог сэкономить бюджету чуть больше 850 млн рублей. Не все здесь коррупционные закупки, коррупционные схемы - это и неэффективные расходование бюджетных средств. А в этом году нам стало гораздо сложнее работать, и это радует, потому что охотников за бюджетными средствами стало гораздо меньше – они уже понимают, чем это грозит. Сыграло свою роль и то, что у нас в администрации Краснодарского каря появился свой контролирующий орган, который работает именно по этому направлению. Сегодня мы уже реже можем похвастаться, что называется «вкусным» материалом.

- Это вы с облегчением говорите, я так понимаю?

- Вы знаете, да. Потому что на самом деле это всегда очень болезненный процесс – бывали случаи, что на наших активистов давили . Всякое бывало. Об этом очень подробно в своем интервью рассказывает Александр Бречалов, один из сопредседателей ОНФ, и инициатор этого проекта.

- Какие по вашему опыту вопросы сейчас наиболее актуальны для простых жителей края, на что властям надо обращать внимание в первую очередь и срочно. Где главные точки напряжения?

- Мы составили перечень общественных предложений ОНФ и передали его в адрес губернатора. Все вопросы поставлены на контроль. По некоторым мы уже получили отклик и результаты, по другим ждем изменений. Прямо скажем, не все проблемы могут быть решены в скором времени, отдельные вопросы требуют глобального вложения средств и серьезного подхода, внесения изменений в бюджет.

Но среди тех предложений, которые решены - наше обращение не позволять сокращать сеть муниципальных аптек, которые предоставляют возможность приобрести льготные лекарства. Это актуально, особенно, в районах, где большая часть населения, порядка 60-70%, люди пожилого возраста. Или, например, микрорайон Славянский. Там была закрыта муниципальная аптека уже длительное время под предлогом ремонта . После нашего обращения к губернатору, после проведения соответствующих мероприятий, ее вновь открыли, она работает.

Еще важная проблема - доступная среда, в том числе в курортных городах. Мы должны помнить, что у нас почти 10% населения – инвалиды и люди, которые ухаживают за ними. Эти люди также хотят отдыхать, наши жители и гости края. Но доступная среда - это не только маломобильные граждане. Это и мамы с колясками, это и пожилой человек, которому просто тяжело подняться по каким-то ступенькам без поручней. Это все в совокупности представляет собой качество, комфорт жизни.

- Сочи – первый город в крае, где подошли к решению проблемы доступной среды концептуально. Но это еще было и обязательным условием олимпийской инфраструктуры. А другие города как же?

- Мы сталкиваемся, как с положительными явлениями в этом направлении, так и с теми, которые вызывают не просто огорчение, но и боль. К примеру, Анапа. Глава Муниципального образования пошел нам на встречу - в состав экспертного сообщества при приемке вновь вводимых объектов построенных, реконструированных, включили нашего активиста Марину Буковец. Она у нас поразительный человек, инвалид-колясочник, но всегда готова помогать другим, способна работать независимо от состояния здоровья, погодных условий. Проводя мониторинг ситуации с подъездами, с тротуарами в городе, ей пришлось проехать часть пути по дороге, другой возможности просто не было. Коляска перевернулась, Марина повредила себе обе ноги. Мы собираемся подавать в суд на дорожников, потому что люк был утоплен более, чем на 5 сантиметров и именно поэтому перевернулась инвалидная коляска. Получается, и инвалид будет вынужден по проезжей части ехать, и мама с коляской, и бабушка с какой-то сумкой на колесиках поедет именно там же. Вот эти недоработки, конечно, очень огорчают. Тем более мы видим, что нам идут навстречу, муниципалитет старается что-то изменить.

Анапа - один из первых муниципалитетов, после олимпийского Сочи, который взял на себя ответственность по приведению пляжей в надлежащее состояние в соответствие с доступной средой. Чтобы инвалиды, приезжающие на курорт, могли совершенно спокойно не только спуститься в воду. Нам важен и сам подъезд к морю. Чтобы человек, выходя из автобуса или самолета, мог проехать до гостиницы, пляжа. Для этого нужен низкопольный транспорт.

А его у нас очень мало, нужно значительно больше. Мы решали по Краснодару вопрос с низкопольным транспортом. Нам помог Владимир Лазаревич, хотя я понимаю, что это не городская проблема. Инвалиды со всего края приезжают в краевую клиническую больницу, а добраться можно только на социальном такси, но оно ведь тоже 600 рублей стоит, а для инвалида это колоссальные деньги. Должен быть хотя бы один рейс низкопольного маршрута утром и один вечером. И нам пошли навстречу.

- Решение проблем доступной среды, что называется, и так лежат на поверхности. Какие проблемы еще на взгляд ОНФ общественно важны?

- Их много. Мы занимаемся вопросами памятников - их необходимо ставить на учет. Всю эту информацию о нас можно найти в СМИ. Наверное, на сегодня самая главная проблема все-таки проблема экологии. Потому что это проблема будущего не только Кубани, но и всей России. Наши горы, леса, реки, наши моря – это то, что дает здоровье всем гражданам Российской Федерации. Поэтому мы сегодня эту тему держим под особым контролем. Помимо того, что мы выявляем экологические проблемы, сообщаем о них в природоохранную прокуратуру, если где-то экологическая ситуация может перерасти в критическую, мы еще дополнительно взяли на контроль вопросы несанкционированных свалок. Да, вскоре и так будет изменен закон, появится у нас региональный оператор. Но мы хотим, чтобы уже до введения новой системы мы отдавали себе отчет: что у нас – регион, который претендует быть курортным, чистым, экологически привлекательным или несанкционированные свалки, которые напрямую, на мой взгляд, зависят в том числе, и от стоимости вывоза мусора. Если условия комфортны, удобны и позволяют вывозить, то люди, как правило, законопослушны. А если штраф за несанкционированную свалку гораздо дешевле, чем вывезти мусор, то компании, люди спокойно идут на риск. Этот дисбаланс тоже нужно решать на законодательном уровне ужесточением мер, увеличением штрафов.

-Что вы считаете своим главным достижением на посту сопредседателя краевого ОНФ?

-Затрудняюсь сказать. Если из глобальных проектов, по решениям, по системности, то это проект «Убери однорукого бандита». Он, действительно, вызвал острое обсуждение. Потому что, в основном-то у нас пользовались этими автоматами либо подростки, либо, к сожалению, люди пенсионного возраста. И, когда мы этой проблемой начинали заниматься, мне многие говорили, что это же опасно, кто-то же это все крышует, ты переходишь кому-то дорогу. Но, мы воспринимаем себя, Народный фронт, как солдаты. Появилась задача, поставлена цель – ее нужно выполнять. И со временем мы становимся универсальными солдатами, потому что цели разные, задачи разные. Совместно с прокуратурой, совместно с мэром Краснодара, им, действительно, колоссальная работа была проведена вместе с нами – он ездил, объезжал эти территории, мы вместе записывали этих одноруких бандитов. Выделен был склад под 4,5 тысячи изъятых автоматов, потому что их уже некуда было девать. А в соответствие с законом, и это правильно, чтобы уничтожить изъятое оборудование, необходимо решение суда. И вот всем вместе нам удалось это победить.

Или взять Московский микрорайон. Это была достаточно напряженная социальная ситуация. Люди обратились в Народный фронт непосредственно к Станиславу Говорухину. И когда нам передали сюда задачу, мы начали с того, что первое время просто призывали власть слушать людей. Нам удалось в конце 2013-го года при нашем посредничестве, задать тренд таких встреч с жителями в Краснодаре. Пригласили администрацию и все заинтересованные стороны – департаменты строительства, архитектуры, застройщиков, представителей Почты России, полиции, прокуратуры, всех вместе. И на площадке Народного фронта, это был мой, наверное, первый глобальный проект. Мы приняли решение, что создаем несколько инициативных групп, они будут в постоянном контакте под наблюдением Народного фронта работать с администрацией города муниципального образования, координировать с нами действия по связям с краевыми властями.

В результате, нам удалось решить вопрос с очередностью в детсады. Не полностью решить, но они сейчас продолжают решаться. Решается вопрос по школе. Открылись филиалы детской и взрослой поликлиники, была убрана несанкционированная свалка – на ее месте появился бульвар. Кроме того Почта Росси смогла открыть свой филиал, потому что у нее не было там просто возможности базироваться – помещение не было предусмотрено изначально. Мы понимаем почему такая ситуация возникла, ведь там большинство зданий – самострои, которые впоследствии были узаконены. И с этой проблемой также нужно бороться.

Но мне ближе те небольшие проекты, которые принесли реальную пользу конкретному человеку. И мне очень тепло вспоминать людей, которым удалось помочь, а не то, что мне благодарны или Народному фронту. Люди, благодаря нашей работе, верят, что все социальные институты в нашем крае – рабочие. И, если возникла проблема, человек не остался один на один с этой проблемой. Ему помогли её решить.

DSC02243.JPG

На фото: встреча актива ОНФ с президентом Владимиров Путиным в рамках окружного форума,
 зима 2016 г.

- Вы также являетесь председателем краевого объединения организаций профсоюзов. Что в этой области деятельности пересекается с ОНФ, а в чем кардинальные различия?

- Они скорее дополняют друг друга. Я не смогла бы заниматься совершенно разной деятельностью. Мое основное место работы – председатель профсоюзного объединения, а работа в ОНФ, депутат ЗСК – это все на общественных началах. И вот так сложилось в жизни, что это все дополняет, перекликается и помогает мне решать проблемы комплексно. Даже комитет, в который я попала, это комитет культуры, информационной политики и социальной защиты населения, взаимодействия с общественными объединениями. Он тоже большую часть вопросов рассматривает именно тех, с которыми мне приходится сталкиваться каждый день. Я думаю, что сейчас очень трудно разделить сферы моей деятельности. И там и там достаточно много человеческих проблем нашей повседневной жизни, проблем, связанных, как правило, с чьей-то недоработкой, чьими-то ошибками, где-то с несовершенством законодательства. Часто бывает, что в ОНФ поступает заявление на невыплату заработной платы. И по общей договоренности с коллегами я беру его на профсоюзное объединение и рассматриваю вопрос. И точно также бывает, что в профсоюзное объединение приходят вопросы по неудовлетворенности услугами ЖКХ, например. Мы понимаем, что к нам обратился, допустим, ветеран, который верит, что профсоюз ему поможет. Или надеется, что помочь ему смогу именно я как депутат. Это набор инструментов, который помогает достичь одной и той же цели – социальной справедливости.

- Работа в ОНФ – это больше общественная работа или политика?

- Я не подходила к этому вопросу, как к политическому. Я, собственно, никогда не состояла ни в одной из партий. И, являясь председателем профсоюзного объединения, мне было бы сложно объяснить части членов профсоюзов, потому что у нас всех разные политические убеждения и взгляды, свою принадлежность к какой-либо из партий. Но при этом я понимаю, что реально сейчас решает вопросы только правящая партия. И по сути ОНФ тоже изначально пытались противопоставлять партии, понять в какой политической структуре находится Движение. Да, Народный фронт вне политики. Точно так же, как в профсоюзном объединении, ОНФ взаимодействует со всеми заинтересованными сторонами, которые стремятся к позитивному решению проблемы. Я вообще не собиралась как-то оценивать себя как политика. Но в процессе моей деятельности, когда она приносила какие-то ощутимые результаты для граждан, получилось так, что наработались какие-то политические очки. Для меня самой это было достаточно неожиданно. Буду продолжать работу. Политический процесс, как говорится, будет идти параллельно.

- Должность сопредседателя ОНФ в регионе - это очень высокий уровень, который позволяет говорить с исполнительной властью. Чего вам не хватает, чтобы это как можно чаще оставалось не просто разговором о проблемах, а заканчивалось их конкретным решением?

- Знаете, многие проблемы, допустим, с которыми я столкнулась и не могу решить. К примеру, берегоукрепление реки Пшиш в Апшеронском районе. Это федеральная область, федеральная функция. Или, допустим, вопрос аренды водной поверхности. Пляж, к примеру, предоставлен санаторию, а на водную поверхность проводится аукцион. Нелепость, которая, может закончиться рейдерскими захватами. Вопросы не решаются – это уже федеральный уровень. Даже вопросы, казалось бы простые - по выдаче справок об инвалидности. Если гражданину много раз отказывают в получении группы и он не может иным способом доказать, насколько это социально справедливо? Конечно, нет. Необходимо вводить какой-то институт независимой экспертизы. Это дорого, но человек должен иметь возможность возместить все свои затраты за счет виновной стороны, если будет доказано, что группа инвалидности не присвоена безосновательно. То есть такие моменты, которые тормозят эффективное развитие гражданского общества но, которые решаются на самом высоком уровне. К примеру, в Государственной Думе. Нужно сказать, что мы внесли много законодательных инициатив в ЗСК, и на этом уровне мои коллеги-депутаты, председатель ЗакСобрания Владимир Андреевич Бекетов, нас поддерживают. Мы много решили вопросов именно в защиту трудящихся. Одна из последних законодательных инициатив связана со случаями нападения на врачей Скорой помощи. Мы считаем, что это необходимо приравнять к нападению на представителей органов власти. и подали инициативу о внесении изменений в ст.318 УК РФ. Но не все наши инициативы решаются положительно в Государственной Думе. Нам не хватает возможностей, усилий, представительства на уровне Госдумы. Депутатов, которые могли бы донести эту информацию, убедить коллег, что такой закон необходимо принимать.

- То есть можно сказать, что переход на федеральный уровень поможет вам решать больше проблем?

- Я могу с уверенностью сказать, что уже много времени в своей жизни посвятила решению проблем социальной справедливости, труда, заработной платы, и буду заниматься ими в любом случае. На региональном, на федеральном уровне – буду работать. Только на федеральном уровне такие вопросы получается решать быстрее и эффективнее. Эффективнее и на пользу обществу, потому что я представляю и защищаю интересы простых граждан. Не люблю слово «лоббировать», но, тем не менее. Сегодня коллеги часто подшучивают надо мной, что я лоббирую интересы профсоюзов. Да, это так.

Встреча с Президентом 2016.jpg

На фото: встреча с президентом, 2016 г.

Я пошла на праймериз, прежде всего, для того, чтобы мои идеи, предложения, инициативы были услышаны в обществе. И для того, чтобы общество понимало, чем занимается сегодня профсоюз, чем занимается Народный фронт, какие цели и задачи мы ставим перед собой. В процессе праймериз я поняла, что люди поддерживают меня, доверяют. И это укрепило меня в мысли, что необходимо выдвигаться кандидатом в Госдуму. Именно поддержка и, еще, напутствие президента. Мне удалось в числе самых достойных моих коллег попасть на встречу с президентом Владимиром Путиным и председателем правительства Дмитрием Медведевым. Встреча состоялась в Москве, и Владимир Владимирович настроил нас на честность и конкурентность идей, на то, чтобы мы, прежде всего, защищали интересы простых граждан. Все это меня укрепило в моем желании идти на выборы и побеждать.

Вопросы – Алексей Костылев


Короткая ссылка на новость:https://yasnonews.ru/~9pJO6

Версия для печати

Поделиться с друзьями


Материалы по теме: Общероссийский народный фронт,

Telegram.png
«Ясно» теперь и в Telegram. Свежие аналитические сводки о политической, экономической и социальной погоде на Кубани здесь  



 ТРЕНДЫ 

Крым-2017




Абхазия


Энергетическая революция


Воевода делится секретами


0.jpg


11.jpg


7ClNQ8S9EYo.jpg

Система Orphus