USD ЦБ 57.6679
EUR ЦБ 69.0977
Главная -> Политика и власть -> КПРФ на Кубани: «Человек-пиар» Обухов - ни свободы, ни равенства, ни братства
КПРФ на Кубани: «Человек-пиар» Обухов - ни свободы, ни равенства, ни братства Дарья Комарова

КПРФ на Кубани: «Человек-пиар» Обухов - ни свободы, ни равенства, ни братства

Взгляд на кубанскую компартию изнутри - откровения бывшего секретаря городского отделения партии Дарьи Комаровой

Партия КПРФ решила обвинить единичные оставшиеся на Кубани независимые СМИ, включая наше агентство, в предвзятом освещении их деятельности. Буквально перед последними выходными одновременно в ЖЖ помощника депутата Сергея Обухова и на сайте компартии была опубликована гневная статья, в которой в том числе утверждалось, что активист Потапов не сам вышел из компартии, а его якобы выгнали, приводились документы. Наша редакция вполне допускает, что любая из сторон в этом конфликте задним числом может выдавать какие угодно документы. Мы же решились обратиться не к бумаге, а к живому участнику тех событий, известной активистке Дарье Комаровой.

В интервью ИА «Ясно» Дарья рассказала, почему из КПРФ можно выйти только с ярлыком предателя, почему секретарю парторганизации приходилось мыть туалеты, как избавлялись от «старой гвардии», и для чего в горкоме заставляют членов избиркомов от КПРФ писать заявления об отставке. Мы приводим интервью с минимальными сокращениями и правками

«За семь лет я от рядового члена партии достигла уровня секретаря горкома»

- Дарья, как и почему вы пришли в КПРФ?

- Я не могу полностью сказать, что это вопрос семьи и воспитания. Мои родители - верующие люди. Как и положено они еженедельно ходят в церковь, мать носит платок, длинную юбку. Абсолютно религиозные люди. В Коммунистической партии Советского Союза не состояли, несмотря на то, что моим родителям уже седьмой десяток. Коммунистом был дедушка, которого я никогда не знала и не видела. Он у меня закончил военно-политическое училище, стал политработником, преподавал на кафедре научный коммунизм. Мне стало интересно, почему дед у меня у меня был коммунистом, что такое коммунизм. Лет с девяти я стала задавать себе эти вопросы, интересоваться. 

Еще не окончив начальную школу, я стала читать книги странного содержания, конечно, для своего возраста - о детстве Ленина, пионерах-героях. Ну и прониклась коммунистической идеей, идеей социальной справедливости от и до, и где-то вот в этом возрасте я пришла к отцу и спросила, как стать коммунисткой. Он сильно не удивился и говорит: «Достигнешь 18-ти летнего возраста, поедешь в Краснодар учиться, вступишь в партию». Восемнадцать лет мне исполнилось, и я поступила на исторический факультет. А это еще больше подогрело мой интерес к разного рода политическим течениям, идеологиям. Я стала заниматься этим, изучать. 

Ну и в конце своих мытарств идеологических я все-таки убедилась, что мне нужно идти в КПРФ. Ну и пришла я, конечно, без такого апломба, что, мол, вы умирающая партия, а я молодая, срочно примите меня в партию. Я сказала, что меня сразу брать не стоит, потому что еще нужно заслужить почетное право быть коммунистом. И где-то около двух лет я просто принимала участие в разного рода акциях, продолжала интересоваться, читать, занималась комсомольской работой.

Img00005.jpg

Архив. На фото по центру: Дарья Комарова 

- А что это были за акции?

- Все абсолютно акции, которые проводили городской и краевой комитеты КПРФ - митинги, пикеты, шествия, демонстрации. И за семь лет я от рядового члена партии достигла уровня секретаря горкома, вошла в руководство горкома, стала членом бюро и помощником Сергея Павловича Обухова.

«Администрация думала, что за моими действиями стоит банда в 20-30 человек»

- Когда наступил перелом, и вы поняли, что пора выходить из КПРФ?

- Выборы. Осознание стало приходить где-то за два года до выхода из партии. Я от себя эти мысли гнала. Но выборы это такой интересный период в жизни партийного отделения, когда возникает много вопросов. Ну, во-первых, я баллотировалась в 2010-м году в городскую Думу Краснодара, когда все члены КПРФ добровольно сняли свои кандидатуры, и городская Дума оказалась без представителей оппозиции. Я тогда шла по округу вместе с Верой Федоровной Галушко, которая позже стала председателем городской Думы. А в 2012-м году меня поставили на самый сложный округ. У нас было семь или восемь в городе округов ЗСК и мне достался тот, который включал в себя Пашковку, Старокорсунскую, хутор Ленина, Знаменский, Новознаменский, Лорис, Пригородный, Гидрострой. Округ огромный – почти 80 тысяч избирателей. 

Я тогда преподавала в школе, и доход совокупный у меня был около 12 тысяч, и жила на съемной квартире. Так как я была кандидатом в депутаты, то, согласно законодательству о выборах, воспользовалась возможностью и взяла отпуск без содержания. И вот на протяжении двух с лишним месяцев, каждый день на трамвае, не имея копейки за душой, я ездила и просто «топтала» свой избирательный округ с утра до вечера, общаясь со своими избирателями. Неплохой результат получился. По той же Пашковке у меня было 17%, или около того, с учетом, что общепартийный в крае был 7,5%. Учитывая определенные обстоятельства я, естественно, не стала депутатом. И тогда заметила странное поведение своих товарищей. С Сергеем Павловичем Обуховым мы были близкими товарищами, так как мы с ним сходились во многих взглядах. Например, мы оба были, а я и остаюсь - верующими людьми. Я - православная христианка. Хожу в церковь, молюсь, исповедуюсь, причащаюсь. Так получилось, что я коммунистка с религиозными убеждениями.

- Это не мешало быть в партии?

- Мешало. Но я человек простой, и ко всему старалась относиться проще. Я уважаю позицию атеистов, я никого ни в коем случае не критикую. Я спокойно отношусь и к мусульманам, и к буддистам, и к иудеям. 

Коммунистов только перестала уважать, любить и доверять им. У Сергея Павловича была дома даже в Москве, в его квартире – четыре комнаты, элитный дом в элитном районе, с хорошей системой охраны. Я тогда, конечно, сильно удивилась. Для меня он был образцом порядочности, честности. 

big_2a.JPG

Архивное фото

Но он, конечно, плохо ко мне относился, несмотря на мои заслуги. Все-таки я одна тянула на себе все молодежное движение в городском комитете. Акции протестов в преддверии выборов федерального уровня проводила я. Знаменитая акция с флагами на мосту на улице Северной, когда меня каждый милиционер в городе знал в лицо и просто подходили и спрашивали: «Вы девушка, которая по ночам стоит с флагом?». Я говорила «да». Плюс еще на меня взвалили очень много интересных вещей. 

Старшие товарищи по партии, а это руководство горкома в лице Сергея Константиновича Лузинова и Сергей Павлович Обухов, поручили нам, молодёжи, пропагандировать политику партии на тротуарах, асфальте, заказали трафареты, купили баллончики с краской. Асфальт и тротуарную плитку у Кубанского государственного университета уже после его окончания разрисовала я. Около сорока надписей краской, все под покровом ночи в условиях опасности. Когда уже знали, что есть такая банда молодых, которая разрисовывает, причем, как мне стало известно, администрация думала, что там человек 20-30, а то и сорок.

«Сергей Константинович сказал, что я плохой лидер, раз мои подопечные просят есть»

- И когда наступил момент, в который вы решили, что пора заявить о своем уходе из партии?

- История с Вячеславом Потаповым. Я знаю его с 2006 года, как пришла. Я помню, такой странный мужчина с камерой, который всегда отстаивал свои взгляды, такой яркий, принципиальный коммунист был у нас в городском отделении. Помню, были очень тяжелые выборы в Государственную Думу, вот этот момент стал переломным. Я, конечно, получила на избирательном участке по голове - тоже защищала партию как могла. Партия мне за это и «спасибо» не сказала, даже ни одной грамоты не дали за все семь лет. 

И тогда мне сказали - Комарова, твой любимый коммунист Потапов продал тебя с потрохами, сидит на пайке в администрации города и края, чуть ли не в администрации президента получает сотни тысяч рублей, а ты тут пытаешься что-то доказать, что он хороший. И да, они меня убедили. Ладно бы это говорил один человек, а это говорили все руководители горкома, в первую очередь Лузинов. Причем заверяли, что он продажная шкура. 

Да, был у нас с ним конфликт. Потом, спустя время, когда уже он вышел из партии, я стала чувствовать страшные тотальные угрызения совести, мне было стыдно, что я поддалась на все это. Потому что, человек действительно порядочный, честный. Вот это и многое другое стало тоже переломным моментом.

Выборы в Законодательное собрание края - очень интересный эпизод, который меня просто поразил. Нам краевой комитет выделил на проведение кампании по100 тысяч рублей. Для округа в 80 тысяч человек это, конечно, сумма была маленькая. Но я никогда таких денег не видела, даже понятия не имела, что такие суммы существуют. Я очень обрадовалась, потому что агитационная продукция выпускалась сугубо на эти деньги. То есть проезд, питание, все было на моих плечах. 

Сергей Константинович Лузинов объявил нам, что 100 тысяч слишком много и с каждого кандидата из этой суммы собрал 10 тысяч. Кандидатов по городу было восемь, то есть он собрал 80 тысяч. Я так и не поняла, куда исчезла эта сумма. Якобы на бумагу для городского комитета, хотя зачем столько бумаги на городской комитет Краснодара? Когда у меня уже совсем не осталось своих денег, стыдно было просить у родителей-пенсионеров, я попросила у Лузинова, как у человека, который занимался избирательным штабом, чтобы партия изыскала финансовую возможность и выделила мне пару тысяч рублей для того, чтобы кормить тех, кто помогает мне - а это такие же простые комсомольцы, как и я молодые коммунисты. Чтобы и я могла купить им пирожки и чай. На что Сергей Константинович сказал, что я плохой лидер, раз мои подопечные просят есть. Я должна была вдохновлять их идейно. Они не просили - мне просто стыдно было. Нехороший момент. 

Вот та же акция с раскраской. Тоже некрасивый эпизод был, когда последняя моя верхняя одежда, в которой я собственно работала, ездила и занималась этой раскраской, такой бирюзовый симпатичный пуховик, который я постоянно измазывала краской, и от того, что я тру его ацетоном, там постоянно появлялись пятна жирные. И как-то Вячеслав Вячеславович Потапов пристыдил Сергея Павловича. Говорит, мол, как ваш помощник выглядит, почему куртку ему новую не купите. Тот говорил, что «мы этот вопрос рассмотрим». И все, так этот вопрос и завис.

Сергей Обухов и Николай Осадчий

На фото: лидеры кубанских коммунистов Сергей Обухов (справа) и Николай Осадчий (слева)

Последняя капля терпения моя – это выборы муниципальные по краю в 2013-м году. Это перед тем уже как я вышла из партии. Мною закрыли кадровую брешь в Туапсе и попросили баллотироваться в местный городской совет по трехмандатному округу. Я поняла, что от этого округа могут попасть в Совет три человека сразу. То есть шансы были. КПРФ всегда занимает второе место, да и я сидеть сложа руки не собиралась. Дело близилось уже к выборам, но меня не отпускали потому, что в Краснодаре были дополнительные выборы по одному из округов в ЗСК у Яковлева Владимира Васильевича. 

Я позвонила Обухову напрямую и сказала: «Сергей Павлович, помогите. Выборы на носу и я не могу сделать так, чтобы у меня был низкий процент, мне будет стыдно. Я хочу работать, я хочу общаться с избирателями. Есть ли возможность отпустить меня на неделю и спонсировать мой отъезд туда». Ну, там минимальная сумма - на проживание у бабушки, койко-место, где-то 300 рублей в сутки. Питание, я говорю, сама себе оплачу. Выделите сумму на агит. продукцию, с местным населением я пообщаюсь, выиграю выборы и скажу вам спасибо. На что он мне сказал в духе «Ишь чего захотела – чалиться там и отдыхать на курортах, греться на солнышке. Паши тут. Может быть выделим тебе 2-3 тысячи на листовочки, напечатаешь их, положишь в рюкзачок, съездишь туда, раздашь, переночуешь на вокзале и вернешься в Краснодар».

Еще интересный факт – когда я была секретарем горкома, мне дали партийную ставку, чтобы как-то поддержать, потому что я лишилась своей работы. Я работала в школе №39 и из-за своих политических взглядов я работу потеряла, во многом из-за них. Это было как раз после выборов в ЗСК. Работы долго не было, жить было не на что. И все-таки я убедила Обухова, выпросила чуть ли не на коленях, чтобы мне выделили ставку. Три месяца я сидела на этой ставке в 10 тысяч рублей от Геннадия Андреевича Зюганова и еще 1.5 тысячи от городского комитета мне доплачивали за то, что я мыла туалеты между прочим за пожилым электоратом и членами партии в возрасте. Меньше, чем в школе получала. Еще к тому времени увеличилась и плата за квартиру.

«Самый неудобный вопрос в КПРФ – это вопрос финансирования партии»

- Не было в тот момент ощущения, что вас просто используют и все?

- Было. Вот на тот момент я осознала, что мною пользуются. Обидно, что детскую идею, которую я несла в своем сердце, просто раскатали негодяи, которые называют себя коммунистами. Которые с моим дедушкой, настоящим коммунистом, и рядом не стояли. Ситуация в КПРФ катастрофическая на данный момент, людьми просто пользуются, а потом как не нужный материал их выбрасывают. 

Дарья Комарова и Зюганов

Архивное фото

Так было со мной, так было с Вячеславом Потаповым, который постоянно задавал Обухову и Лузинову неудобные вопросы. Кстати, самый неудобный вопрос в КПРФ – это вопрос финансирования партии. Текущие вопросы, которые требуют незамедлительного решения, как, например, помещение для горкома. Когда я была секретарем, постоянно поступали жалобы от жителей дома в котором находится городской комитет партии, что им мешают спать, их не пускают в дом, потому что, особенно в преддверии выборов, шли потоки людей, и жители не имели нормальной возможности просто зайти домой.

«Я уверена, что КПРФ – это секта»

- Насколько болезненным для вас был уход из партии?

- Честно сказать, готовилась к этому долго. Морально я уже была готова за полгода. Но, понимаете, как тяжело, когда ты находишься в секте. Я уверена, что КПРФ – это секта. Если руководство КПРФ сказало, что кого-то купила администрация, он враг и нужно его изгнать, то ни у кого это не вызывает сомнений. Это истина в последней инстанции. Я вынашивала в себе эту идею на протяжении долгого времени, после выборов в ЗСК, когда из восьми кандидатов от КПРФ по городу у меня был третий по количеству проголосовавших результат, и никто не сказал «Молодец, Комарова! Ты молодая, у тебя не было миллиона, богатых родителей, тебе помогали такие же молодые ребята, как ты. Отличный результат! Дай Бог тебе здоровья, большое спасибо от партии, от Зюганова!». Хотя бы просто словами выразить благодарность. 

Я стала смотреть на то, как живут мои руководители. Допустим тот же Сергей Лузинов, действующий депутат ЗСК, фракция коммунистов в ЗСК. Парадоксально - фракция коммунистов в ЗСК пять человек - один из них Лузинов. Фракция коммунистов в городской Думе Краснодара – два коммуниста. И один из них тоже по фамилии Лузинов. Кстати, интересный факт – депутат городской Думы Краснодара Роман Сергеевич Лузинов стал членом КПРФ уже после своего избрания в городскую Думу. Видела я его на акциях пару раз. 

Одна из них - митинг у Дома культуры железнодорожников в поддержку «Детей войны». Организации, которую создал Владимир Васильевич Яковлев. 

Мы с ним пришли заранее, за 2-3 часа и я таскала коробки с литературой, ставила палатки, даже звукоусиливающую аппаратуру мы устанавливали вдвоем – пожилой человек и его молодая помощница. В это время ныне действующий депутат гордумы Краснодара Роман Лузинов стоял и смотрел на все это спокойно вместе со своим папой – депутатом ЗСК, рядом стоял Обухов, он, по-моему, только прилетел. Я не выдержала - пот уже льет ручьем, спина вся мокрая, а мне еще читать резолюцию, которую я всю ночь писала к митингу. 

Лузинов.jpg

22 апреля 2016 г. На фото: Сергей Лузинов

Подхожу и говорю - как это так. Вы такой же секретарь горкома, как и я, Сергей Константинович, вы такой же помощник депутата, как и я. Почему я, девушка, работаю, хоть и товарищ, а вы стоите и смотрите на все это вместе со своим сыном? На что он мне сказал: «Ты стала помощником только потому, что я разрешил Сергею Павловичу дать тебе удостоверение». Я смотрю на Обухова, у нас не было тогда конфликта, а он стоит и смотрит. Говорит, мол, ребята, не ругайтесь. Я беру удостоверение, кладу его в карман Лузинову и говорю – забери. И тогда меня это очень сильно покоробило. 

То есть уже тогда папа воспитывал в своем сыне барчуковское поведение, как нужно управлять массами. В духе - ты достоин большего, сынок, смотри и стой. Из партии когда выходила, я всю ночь не спала, думала как я буду жить дальше. 

Когда я вышла из партии, буквально прошло несколько дней, мне стали писать члены КПРФ, в основном молодые, со всей России. Они говорили, подписываемся под каждым твоим словом, но ничего поделать не можем, как мы будем жить дальше. Таким же вопросом задавалась и я. Пишут, жалуются, просят совета. Сказали, что когда-нибудь они тоже решатся и сделают также.

«Я вышла из КПРФ днем, а вечером они решили меня исключить»

- А по версии городского КПРФ вас также как и Потапова «позорно» изгнали?

- 3 сентября я решила попрощаться с партией. Всю ночь не спала, готовилась к своему выступлению. И, наконец-таки, решилась на все это. Бизнес-центр «Кавказ», там проходила пресс-конференция. Естественно, организацией занималась не только я, мне помогали бывшие товарищи по партии. Я все-таки обозначила позицию, что я готова выйти, и не хочу это делать просто так. То есть придти, написать заявление и сказать «Извините, мы расходимся во взглядах». Я подумала, что слишком уж моя персона на местном уровне внутрипартийном популярная и, что можно позволить себе рассказать, почему я это сделала, чтобы моему примеру последовали другие. 

Я дала интервью. Полтора часа рассказывала почему я выхожу из КПРФ. Достаточно четко, лаконично я думаю. И я объявила, что из партии я вышла. Это задокументировано, есть кадры – все ведущие каналы края и муниципальные каналы Краснодара рассказали, что состоялась моя пресс-конференция, на которой группа молодых коммунистов, в том числе и помощник Обухова Комарова, покинули ряды КПРФ. Это было днем, а вечером они собрали Бюро горкома, членом которого я до этого являлась, и исключили меня за нанесение вреда партии, согласно какому-то пункту Устава. То есть я вышла из КПРФ днем, а вечером они решили меня исключить. Смешно.

- С уходом Потапова была подобная история?

- Когда началась травля Потапова меня попросили накляузничать на него. Я была уверена, что он враг партии, враг народа. Что я этому человеку верила долгие годы, а он нас всех предал и продал – сидит на пайке во всевозможных администрациях. Я тогда подписалась под это дело. Все это организовывал Сергей Константинович Лузинов. Он со мной созванивался, он меня просил обратиться в контрольно-ревизионную комиссию края, руководителем которой был Габелия. И я кляузу написала. Бюро городского комитета по поводу того, что Потапов на основании там моей кляузы и всех остальных кляуз исключен из партии, не было. Не проводили Бюро по этому вопросу. Я говорю это со стопроцентной уверенностью потому, что я была очень обязательной коммунисткой и ни одного заседания Бюро я не пропускала, практически жила в горкоме.

- То есть это похоже на подлог?

- Естественно. Бюро городского комитета с повесткой дня, в которой значился бы вопрос исключения Потапова из партии, не было. Решение появилось уже после выхода Потапова из партии.

«Комарова, не кажется ли тебе, что пора этих старых в шею гнать»

- А какими вообще были взаимоотношения в городском КПРФ со старыми членами партии?

- Я вам расскажу одну интересную вещь, которую я еще никому не рассказывала. После выборов в ЗСК еще что мне понравилось. Я люблю честные товарищеские отношения. То есть общее дело, одна партия, мы все коммунисты, несмотря на то, что кто - то там религиозен, кто не совсем. 

После выборов в ЗСК мы собрались буквально на следующий день, отоспавшись после дня голосования, в краевом комитете на улице Красной обсудить итоги. Уже прилетел Сергей Павлович, там был Сергей Лузинов, Иван Чуев как первый секретарь горкома. Мне сказали - неплохой результат, Комарова. «Спасибо» никто не сказал, «молодец» тоже, конфеткой никто не угостил. Сказали, старайся дальше, работай. Всю жизнь работай – всю жизнь старайся. Ивана Николаевича Чуева пожурили за плохой результат. И тогда я пошутила и сказала: «Иван Николаевич, может, хватит уже баллотироваться?». Просто он известен тем, что постоянно баллотируется куда-то и проигрывает. А Сергей Константинович, видимо, воспринял мою искреннюю шутку как призыв к действию. Он мне позвонил вечером и сказал: так и так, мол, Комарова, не кажется ли тебе, что пора этих старых в шею гнать, что они тормозят работу нашу, не дают нам развиваться. Нам - это мне, почему-то, ему и всем остальным, видимо, кто помоложе Чуева. И говорит, что надо что-то предпринимать, надо его убирать.

- Это люди, которые в партии с седых времен?

- Да. Старая гвардия, так называемая. Туда можно отнести на тот момент состав Бюро – Приза, Кирюшина, Ивана Чуева, плюс парторги наши там, Прыткова, Гунченко, матерые такие коммунистки еще тех времен. И он говорит – надо от них избавляться, такой балласт, который тормозит нашу работу, не дает нам развиваться, двигаться дальше.

- На тот момент в старой гвардии было много людей? Кому он дорогу хотел освободить?

- Самому себе. Нормальный состав горкома был, работоспособный. Все секретари пожилые, тот же Яковлев со своим непомерным активизмом, тот же Приз. Вы понимаете – дело все в ресурсе, нужно управлять массами. Лузинов шел к этому долгие годы. Он сначала был в тени первого секретаря. Но он не бросал это дело, шел к этому своему новому подконтрольному себе составу городского комитета. Он этого добился. Тогда это был первый «звоночек». Я набрала Чуева и сказала: «Иван Николаевич, вас хотят убирать и мне предложили включиться в борьбу по чистке рядов». Он удивился, и я сказала, что позвоню еще Сергею Павловичу. Я была еще в полной уверенности, что он думает своей головой, плюс я его помощник. Я позвонила и говорю: так и так, Сергей Константинович, которого вы так уважаете, только что предложил убирать старую гвардию. Он говорит – ну это, конечно, нехорошо, разберемся.

«Сергей Павлович Обухов не может устоять перед чарами Сергея Лузинова»

- На ваш взгляд Обухов был в курсе того, что делает Лузинов?

- Конечно, он вообще делает все то, что говорит ему Сергей Константинович. Я хоть и вышла из партии, но партия от меня не ушла, потому что мне многие пишут, я продолжаю общение со многими коммунистами. Все – на уровне города, края, Москвы замечают странную особенность, что Сергей Павлович Обухов не может устоять перед чарами Сергея Лузинова. То есть, второй секретарь горкома, на тот момент Лузинов, полностью управлял действиями депутата Государственной Думы Обухова. Я вам говорю – у меня никогда не было антагонизма к Обухову до последнего времени. Странность в его поведении была катастрофическая. Он был полностью подконтролен Лузинову. Знаете, что самое интересно до сих пор, что многих настораживает? Лузинов терпеть не может, когда напрямую обращаешься к Обухову, то есть не через него. За это многие лишились головы. Он их просто выжил. Те же Богдашов, Потапов, Чудный, Васильев, Шнуренко. Таких десятки. Лузинов не приемлет конкуренции.

- А нет такого, что Обухов довольствуется своим депутатством и краснодарские дела его не волнуют?

- Так оно и есть. 

Я могу еще назвать его «человек-пиар». Вы заметили, что он «социальный» такой в плане информационных технологий. У него есть аккаунты и на Фэйсбуке, и в Инстаграмме, в Твиттере, везде. И даже страничку ВКонтакте завел и, кстати, попросился ко мне в друзья два месяца назад. Да, «человек-пиар». Знаете, что для них самое лучшее, что для нормального человека кажется подлым? Для них самое лучшее, классное, что кого-нибудь когда-нибудь «свинтят». Оденут браслеты, и хотя бы на сутки закинут в какой-нибудь следственный изолятор. Они обязательно об этом напишут, обязательно об этом расскажут. Им нужны жертвы – жертвы «режима». И знаете, какая страшная обработка сознания происходит в КПРФ. Я пока 7 лет была там, я была другим человеком. 

Для меня не существовало цветного мира, такого яркого, красивого, насыщенного. У меня все было в черно-белых красках. Я до сих пор люблю Советский Союз, я от своих убеждений не отказываюсь, но я прозрела. Там каждый день вбивают тебе в голову, что все плохо, вокруг одни подлецы, негодяи, мерзавцы. Что это преступный «кровавый путинский режим», что «Единая Россия» это партия зла, партия жуликов и воров, что это партия кумовьев и родственничков. 

13177662_259806741036255_5106492623917524714_n.jpg

Архивное фото

Как это все расходится с тем, что происходит сегодня, когда один протащил своего сына в городскую Думу, другой – своего внука в Московскую Думу. Это же бессовестно. И люди этого не видят, не хотят слышать там. Потому что они находятся в секте. Колоссальное зомбирование сознания идет под звуки Интернационала и запах мочи в горкоме. Своя атмосфера присутствует.

«Страшные вещи порой говорят на обучении наблюдателям от КПРФ»

- Скоро у нас избирательная кампания в Госдуму, а там и в ЗСК. Какие шансы местных коммунистов добиться успеха? Что они будут делать на ваш взгляд?

- Там сейчас начнут раскачивать лодку. Начнут втирать партийцам: «Будут массовые нарушения, вы должны их предотвратить». Страшные вещи порой говорят на обучении наблюдателям: делайте всё, чтобы мы потом могли доказать факт каких-то там нарушений, фотографируйте списки с избирателями. И вот буквально после того как я вышла из партии,я побывала на одном из участков, где член КПРФ устроил скандал. Будучи членом комиссии с правом решающего голоса, он искренне возмущался, почему ему не разрешают фотографировать списки с избирателями. Ведь партия сказало надо!

Буквально два дня назад я стала свидетелем телефонного разговора моей подруги, члена комиссии с правом решающего голоса на одном из участков в городе от КПРФ. Я ее туда поставила, я привлекла ее. Позвонили из городского комитета, Лось Вадим Геннадьевич. Он, по-моему, помощник Обухова. И она включила громкую связь.

Он говорит: «Алло, здравствуйте! Вы член комиссии с правом решающего голоса от КПРФ?»

Она говорит: «Да»

Он: «Так вот – вы обязаны приехать на горком и написать заявление о сложении с себя полномочий»

Она говорит: «Как это я обязана, если уже меня поставили на определенный срок, и я смогу уйти оттуда только если я умру, сойду с ума – у меня будет справка, или напишу добровольное заявление. Я отказываюсь писать заявление. Я буду членом комиссии с правом решающего голоса, потому что я тоже за честные выборы».

На что он ей говорит: «Знаете что – партия вам не доверяет больше. Разговорчики закончили. Вы обязаны написать заявление»

Она говорит: «А если не напишу, что будет?»

Он говорит: «Потом будем разговаривать по-другому»

Вот так вот. Понимаете? И я знаю, что это не единичный случай. Звонят всем, кто чем-то неугоден лично Лузинову, потому что сейчас он вплотную занялся списками с членами комиссий с правом решающего голоса. То есть он подгоняет комиссии под себя.

- А для чего это? Для реального срыва выборов или поддержания имиджа?

- Для поддержания имиджа оппозиционной партии, для того, чтобы поддерживать имидж полицейского государства. Они же всегда говорят, что мы живем в полицейском государстве, где нет нормальных демократических честных выборов. Им нужны жертвы. Им нужны скандалы. О людях они не думают, ведь нарушения на выборах это абсолютно серьезно, это уголовно наказуемо.

«Опасно, когда люди националистических воззрений участвуют в политической жизни парламентской партии»

- КПРФ сегодня на ваш взгляд? Взять, к примеру, что в Краснодаре в первомайском шествии вместе с коммунистами участвуют националисты, которых они не хотят называть националистами?

- Вы знаете, КПРФ сегодня выбивается из системы. КПРФ не выполняет своих обязанностей перед государством и обществом, ее с трудом можно назвать оппозиционной партией. Они дискредитировали себя. На этих выборах КПРФ потеряет значительный процент электората. Не потому, что этот электорат умирает – это одна из причин, потому что средний возраст в партии коммунистов 70 лет, и избиратель КПРФ – это бабушки и дедушки, которые застали все прелести Советского Союза и продолжают эти прелести ассоциировать почему то с КПРФ. А потому, что это партия одного человека, плюс на местах КПРФ себя дискредитирует постоянно. Когда ты протаскиваешь своего сынка на теплое местечко - люди-то все видят. Свой электорат они потеряют.

Что касается националистов, то это политика двойных стандартов. Можно наблюдать в ответе к вашей статье, что назвали националистом Гайворонского, а с другой стороны – «что здесь такого». 

Драка КПРФ в Краснодаре

На фото: потасовка на шествии коммунистов 1 мая 2016 г. с участием националистов

Не секрет, что Обухов никогда не гнушался в Москве помощью либералов, навальнистов. Здесь, в крае, он имел неплохие отношения с партией «Яблоко». Насколько я знаю, с тем же Рудомахой у него неплохие отношения. Нам постоянно на выборах говорили - всегда взаимодействуйте с либералами на избирательных участках. Это ПАРНАС какой-нибудь, «Яблоко», организация «Голос». Здесь он заручился поддержкой националистов.

Возможно, я скажу сейчас то, чего не следует говорить, но, в любом случае я разрешаю вам это опубликовать. Когда были выборы в 2013 году мы собрались в краевом комитете примерно распределяли кандидатуры по округам, советовались кому куда баллотироваться. Выборы были повсеместно в Краснодарском крае, образовалась проблема нехватки работоспособных кадров. Некого было ставить. Я предложила кандидатуру своего товарища. Не буду называть фамилию. Молодой бизнесмен, очень умный парень. Помимо этого он еще идейный коммунист - читает Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Он снял за свои деньги помещение под первичку, хорошее оборудованное помещение, начал прием в партию. Я говорю - давайте привлечем его, он не будет у вас деньги клянчить, у него есть свои. Проведет выборы, может, станет депутатом. У меня спросили его фамилию: фамилия, скажем так не славянская. Обухов ответил, что нам не надо здесь таких фамилий. У меня, конечно, ёкнуло.

Вы посмотрите на тех, кто принимает участие в акциях протеста, кто сегодня окружает Обухова, кто сегодня окружает Лузинова. Фамилии, я думаю, перечислять бесполезно, их и так вы знаете. Вы знаете – это опасно, когда люди националистических воззрений участвуют в политической жизни парламентской партии, которая является частью государственной системы. Это уже антигосударственная деятельность. Я думаю, стоит обратить на это внимание не только избирателям. 


***

Дарья Комарова

Дарья Комарова как она есть теперь, через несколько лет после ухода из КПРФ

Короткая ссылка на новость:https://yasnonews.ru/~wxnpg

Версия для печати

Поделиться с друзьями


Материалы по теме: КПРФ в Краснодарском крае. Сергей Обухов,

Telegram.png
«Ясно» теперь и в Telegram. Свежие аналитические сводки о политической, экономической и социальной погоде на Кубани здесь  



 ТРЕНДЫ 

зав


Крым-2017


Абхазия


Энергетическая революция


Воевода делится секретами


11.jpg


7ClNQ8S9EYo.jpg

Система Orphus