USD ЦБ 59.2811
EUR ЦБ 69.6434
Главная -> Политика и власть -> «Попытки Запада реализовать «управляемый хаос» подталкивают Кремль к переформатированию». Эксперты назвали новые тренды на основе СКФО 2.0
«Попытки Запада реализовать «управляемый хаос» подталкивают Кремль к переформатированию». Эксперты назвали новые тренды на основе  СКФО 2.0

«Попытки Запада реализовать «управляемый хаос» подталкивают Кремль к переформатированию». Эксперты назвали новые тренды на основе СКФО 2.0

Северный Кавказ остаётся зоной серьёзных политических рисков для безопасности и территориального единства России. Отправленный в отставку полпред Александр Хлопонин оставил свой след в развитии округа, но Кавказу сейчас нужен "силовик" для решения накопившихся проблем и появляющихся новых угроз. Что удалось и не удалось бывшему президентскому "наместнику", какие вызовы сейчас встают перед СКФО 2.0 и всей страной, почему новые перестановки в управлении округом могут не помочь, но какой совет Аристотеля может выручить - об этом и многом другом в материале "Ясно".

Новые подходы к управлению Северо-Кавказским федеральным округом обсудили на минувшей неделе эксперты в рамках "круглого стола", организованного Ставропольским филиалом близкого к Кремлю Фонда развития гражданского общества. В распоряжении "Ясно" оказалась стенограмма заседания. Учитывая, что данный материал будет интересен прежде всего профессиональному сообществу, мы решили опубликовать его целиком без купюр. Именно в целостном виде он позволяет понять большинство стоящих перед Северным Кавказом проблем, а также уловить настроение экспертов.


"Разведение функционала полпреда и министра по делам Северного Кавказа должно способствовать оптимизации сотрудничества «экономической» и «силовой» партий"

Геннадий Косов, руководитель Ставропольского филиала Фонда развития гражданского общества,  г. Пятигорск

Уважаемые коллеги, мы собрались с вами, чтобы обсудить ряд актуальных для СКФО проблем, связанных с попытками Центра выстроить новую систему управления российскими регионами. Недавно были реализованы структурные преобразования в отношении управления Северо-Кавказским федеральным округом. Отставка А.Г. Хлопонина и назначение нового Полпреда в СКФО С. Меликова не носит экстраординарный характер. Во-первых, Кремль в большей степени доволен результатами пребывания А.Г. Хлопонина на должности полпреда в СКФО. Именно опыт, связанный с экономическим вариантом стабилизации этнополитической, этноконфессиональной ситуации в регионе, позволил премьер-министру РФ Д.А. Медведеву возложить на него координацию в сфере межнациональных отношений и кураторство новообразованного Министерства по делам Северного Кавказа. Хотя, по-видимому, не остались не замеченные ряд нерешенных проблем, в основном, связанные с незначительным эффектом инвестиций в регион, в превышающем темпы роста экономики так называемого «роскошного потребления». Представляется, что именно решение данной проблемы должно быть одной первоочередным шагом нового полпреда.

Во-вторых, смена полпреда вписывается в общероссийский тренд ротации кадров, начиная от губернаторов до полномочных представителей. Данный тренд обусловлен стремлением Кремля оптимизировать систему государственного управления и укрепить позитивный имидж Северного Кавказа, региона, где не только сформированы экономические преференции, но и достигнут социальный консенсус.

В-третьих, попытки Запада реализовать сценарий концепции «управляемого хаоса» подталкивают Кремль к переформатированию функционала и выносе функции обеспечения региональной (личной) безопасности параллельно с трендом экономической стабильности в качестве приоритетного направления. Отметим, что проблемы так называемой … «ВЕСНЫ»… на Балканах, Грузии, Ближнем Востоке, Украине и т.д., связаны с дестабилизацией как внутриполитического, так и внешнеполитического сектора российского политического пространства. Превентивные меры, которые должны следовать от государственных институтов, стремящихся обеспечить стабильное развитие как отдельных территорий, так и всего государства, должны отвечать принципу корреляции экономической с силовой компоненты, что и демонстрирует последнее назначение полпреда и формирование министерства по делам Северного Кавказа. Так называемые «северокавказские риски» (термин, на наш взгляд, не совсем корректный) достаточно успешно минимизировал и А.Г. Хлопонин. Но, как представляется, разведение функционала полпреда и министра по делам Северного Кавказа должно способствовать актуализации оптимизации сотрудничества «экономической» и «силовой» партий.


"Серьезной проблемой всех субъектов СКФО является этноклановость, коррупция в органах власти, правовой беспредел"

Щербина Елена Анатольевна, кандидат политических наук, доцент, ведущий научный сотрудник отдела социально-политических проблем Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований при Правительстве КЧР, КЧР, г. Черкесск

В региональном и общероссийском общественно – политическом дискурсе начала 2014 года основной темой обсуждения были итоги и перспективы развития СКФО в связи с четырехлетием его образования. Об успешности реализации этого социально – экономического проекта говорили как первые лица государства, так и руководители входящих в него субъектов, отмечая, в первую очередь, значимость и успешность создания СКФО как средства системного решения проблем региона. Высоко оценивалась роль первого Полномочного представителя Президента РФ в СКФО А. Хлопонина в становлении единого региона, состоящего из сложных по этническому составу, многообразных по культуре, нестабильных в политическом плане и отстающих от других регионов РФ в экономическом отношении, субъектов. За четыре года произошло формирование единого северокавказского экономического, политического и культурного пространства. Роль кризисного управляющего была достойно выполнена А. Хлопониным.

Но Северный Кавказ остался зоной серьезных политических рисков для общественной безопасности и территориального единства РФ, связанных с существованием террористической угрозы, бандподполья, распространением идей ваххабизма, особенно среди молодежи. Серьезной проблемой всех субъектов СКФО, на наш взгляд, является этноклановость, коррупция в органах власти, правовой беспредел. В новых социально – экономических условиях развития России, субъектам СКФО необходимо ориентироваться на собственные источники развития и финансирования, активную реализацию принципов государственно – частного партнерства. Все эти проблемы, на наш взгляд, являются объективной основой для формирования новых подходов к управлению СКФО.

Создание министерства по делам Северного Кавказа обусловлено необходимостью постоянной, планомерной, а не ситуативной работы в социально – экономической сфере. О необходимости его создания говорили как региональные политологи, так и общественные деятели, аргументируя тем, что Северному Кавказу нужно комплексное решение проблем региона, постоянная плановая работа по его социально – экономическому развитию. Появление в структуре Правительства РФ министерств по Дальнему Востоку, Северному Кавказу является, с одной стороны, позитивным политико-управленческим решением, связанным с проблемными регионами РФ, с другой стороны, может рассматриваться как повышение качества и уровня экономического управления территориями, которые эффективны, когда дифференцированы и целенаправленны. Первые месяцы существования нового министерства по Северному Кавказу показывают эффективность его создания, поскольку его деятельность ориентирована на решение экономических проблем только субъектов СКФО, носит практически – прикладной характер, обеспеченный конкретным решением социальных и экономических проблем каждого субъекта.

Назначение генерала С. Меликова на должность Полномочного представителя Президента РФ в СКФО, на наш взгляд, обусловлено вышеперечисленными общественно – политическими рисками. В субъектах СКФО сохраняется серьезная угроза общественной и личной безопасности, высок уровень отчуждения населения от органов правопорядка и силовых ведомств, которые рассматриваются только как карательные, а не правоохранительные структуры, сильна коррупция в органах власти и судебной системе. Распространяются идеи ваххабизма среди северокавказской молодежи, которые рассматриваются в качестве новой идеологии объединения. Все эти факторы используются зарубежными идеологами для ведения информационной войны, насаждения русофобских и антироссийских идей. Назначение генерала С.Меликова полпредом на смену экономисту – управленцу А. Хлопонину показывает, что руководители государства переносят управленческие акценты с социально – экономической сферы на сферу общественной безопасности и политической стабильности. При этом экономический блок продолжает курировать заместитель Председателя Правительства, знающий экономическую ситуацию на Северном Кавказе - А. Хлопонин и новое министерство по Северному Кавказу, а политическое руководство в интересах российского государства обеспечивается Полномочным представителем Президента РФ в СКФО.


"Решение об очередном переформатировании  отбрасывает  процесс на несколько шагов назад"

Нефедов С.А., доктор политических наук, профессор кафедры политического PR, конфликтологии и международной журналистики Пятигорского государственного лингвистического университета, Ставропольский край, г. Пятигорск

Новая структура управления Северным Кавказом порождает ощущение, что имеющее принципиальное значение для политической стабильности и порядка политическое развитие в узком, строго политологическом смысле этого термина подменяется чередой политико-обыденных реформ. Еще Аристотель в своей «Политике» отстаивал приоритет политического порядка по отношению к политической форме. Применяя слова древнегреческого философа к современным северокавказским реалиям, можно сказать, что важна не столько структура управления регионом (одно или три звена, больше или меньше функций, названия элементов и должностей), сколько ее институциализация, т.е. ее укрепление и повышение ее ценности в глазах граждан, а решение об очередном переформатировании, по нашему мнению, отбрасывает этот процесс на несколько шагов назад. Сейчас в России не хватает политико-институционального «постоянства» (не путать с политической стабильностью и застоем). Здесь же мы видим, что попытка ускорения социально-экономического развития происходит за счет и без того дефицитного политического развития. Стоит заметить, что без политического порядка крайне трудно будет добиться высоких показателей и в социальной, и в экономической сферах. Политический порядок часто обнаруживается в политиях с низкими показателями социально-экономического развития, тогда как найти пример государства с низким уровнем политического развития и одновременно высокими социально-экономическими показателями довольно проблематично.

Вместе с тем решение о новой системе управления регионом ставит вопрос о качестве исполнения своих обязанностей другими органами. Если, как говорят официальные лица и эксперты, новая структура управления создана для контроля над расходованием бюджетных средств, привлечения инвестиций и борьбы с коррупцией, то по какой причине этого не могут делать Счетная палата, Министерство регионального развития, Министерство финансов, Министерство экономического развития и другие многочисленные федеральные и региональные органы (пусть даже путем создания особых отделов), занявшие уже свое место в системе государственного управления? Из-за схожести полномочий неизбежно возникнет конкуренция, которая на рынке государственных функций, в отличие от рынка экономического, несет только вред. В перспективе конкуренция приведет к необходимости очередной реформы. Эти моменты опять же возвращают нас к разговору о политическом порядке и дефиците политико-институционального «постоянства».


"Модель  «СКФО 2.0» призвана улучшить социально-экономическую ситуацию в СКФО и создать более благоприятный инвестиционный климат"

Боташева А.К., доктор политических наук, доцент, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Карачаево-Черкесского филиала Российского государственного социального университета в г. Черкесске, КЧР, г. Черкесск

Северный Кавказ является многонациональной и многоконфессиональной территорией со сложным этно-экономическим и этнокультурным развитием, специфическими традициями и укладом. Здесь же в последние два десятилетия прошли две войны, дополнительно это территория с особой активностью зарубежных религиозных идейных течений и террористических группировок . Плюс ко всему - до сих пор на территории СКФО проблемы экономической и социально-политической безопасности не теряют своей актуальности. Как следствие, остаются актуальными и проблемы национальной безопасности.

Считается, что запуск новой модели управления Северо-Кавказского федерального округа, которую условно называют «СКФО 2.0», призвана улучшить социально-экономическую ситуацию в СКФО и создать более благоприятный инвестиционный климат. Должны способствовать этому и КРСК - «Корпорации развития Северного Кавказа» (100-процентная «дочка» Внешэкономбанка, который десятилетиями обещает финансировать крупные проекты в СКФО, но, как говорится «воз и ныне там»), а также корпорация «Курорты Северного Кавказа».

Возможно, политика, нацеленная на диверсификацию экономики СКФО через создание туристического кластера, даст возможность запуска других новых окружных проектов для укрепления федерального округа. Будет способствовать этому и официальное принятие государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» на период до 2025 года. Но одно остается очевидным: необходимо упростить сложную и хлопотную процедуру прохождения всех согласований кредитной заявки, что действительно характерно для банков России, в том числе и для Внешэкономбанка. Этот институт развития предъявляет к инвестпроектам очень высокие требования, и на Северном Кавказе таких проектов пока «раз-два», например, прокредитованный ВЭБом Каспийский завод листового стекла, который был построен в Дагестане международным консорциумом инвесторов.

Минимальное количество проектов, над которыми начало работу КРСК, можно, как и в случае с ВЭБом, объяснить и недостаточным количеством инвестиционных инициатив, а также невысоким профессионализмом инициаторов, официальное оформление документов которых зачастую не вполне соответствуют требованиям корпорации, которые сформировались в соответствии с международными инвестиционными стандартами. Также модернизация экономики СКФО невозможна без модернизации федеративных отношений, тут важно внедрение механизма взаимоувязки стратегий всех уровней власти, совершенствование механизмов и процедур именно бюджетного федерализма. Решение этих проблем позволило бы осуществить модернизацию с применением механизмов и инструментов именно региональной политики, например, по примеру министерства по развитию Дальнего Востока (где в настоящее время дорабатывается соответствующий законопроект) создать новый институт – территории опережающего развития (ТОР), а также уделить внимание развитию отдельных депрессивных регионов СКФО.

Тормозом интенсивности структурных преобразований является и теневая экономика в субъектах СКФО, а статистика занятости свидетельствует о неблагополучии предпринимательского климата в большинстве (кроме Ставропольского края) субъектов СКФО. Как следствие, столь высокой концентрации регионов с низкой экономической активностью населения нет ни в одном другом федеральном округе. Сказывается размытая государственная региональная политика, которая выражается в недостаточном законодательном обеспечении разработки и практического внедрения комплекса инструментов, способствующих развитию СКФО. Необходима стратегия развития регионов России на долгосрочный период, позволяющая осуществить модернизацию с применением механизмов и инструментов региональной политики

С другой стороны, чтобы проекты не превращались в «черную дыру», необходимо управленческим структурам многих республик СКФО работать над повышением качества управления. Например, остается весьма актуальной борьба с коррупцией во власти и органах МСУ, состояние, когда власть «страшно далека от народа». В таких условиях «гражданское общество» - утопия. Тенденциозные высказывания о наличии во многих субъектах СКФО гражданского общества политически некорректны. В результате мы получаем прогрессирующее отставание республик Северного Кавказа от российских регионов-лидеров. Простое анонимное анкетирование населения для желающего услышать или увидеть проблемы становления гражданского общества позволит выявить основные ключевые моменты, нарушающие права человека и принципы гласности. Регулярный мониторинг общественного мнения и обязательное адекватное реагирование на чаяния народа позволит во многом снизить уровень экономической и социально-политической опасности региона.

Таким образом, России необходима новая государственная региональная политика, адекватная современной социально-экономической и политической ситуации не только в стране, но и в мире в целом.


"Центр не контролирует политический истеблишмент регионов СКФО"

Чагилов В.Р., доктор политических наук, профессор, проректор по науке Невинномысского государственного гуманитарно-технического института, Ставропольский край, г. Невинномысск

Пожалуй, как возможный эксперт по Северному Кавказу, я могу отнести себя к крылу весьма пессимистично настроенных коллег.

Практика последних, как минимум, пяти-шести лет демонстрирует один очевидный факт: Федеральный центр по отношению к Северному Кавказу предельно ясно осознает геополитическую ценность региона в большой геополитической игре на макро Кавказе. Из этого вытекает столь же предельно ясный императив политики Центра на Северном Кавказе – «за умиротворенный Северный Кавказ надо платить», что, собственно говоря, успешно практикуют США там, где применение военной силы может дискредитировать их..

Бесконечная череда всевозможных структурных новаций: создание СКФО (19 января 2010 г.), принятие «Стратегии социально-экономического развития Северного Кавказа до 2020 г.», создание «Министерства по делам Северного Кавказа» (18 июня 2014), бесчисленное количество федеральных программ по различным социальных и экономическим проблемам развития входящих в СКФО субъектов РФ, наконец, самое последнее «О создании благоприятного инвестиционного климата на территории СКФО» (заседание правительственной комиссии по Северному Кавказу 1 июля 2014 г) – все это говорит только об одном: Центр систематически терпит провалы в решении, пожалуй, самой главной своей внутриполитической задачи – запустить механизм саморазвития регионов Северного Кавказа..

Высокая дотационность субъектов СКФО, возможность этнополитическим элитам практически безнаказанно поглощать огромные финансовые средства Федерального центра вполне устраивает тех, кто в республиках СКФО конституирует и поддерживает не только политической, но, что особенно важно для Москвы, социальный порядок, т.е. состояние умиротворенности, столь необходимое Центру для отстаивания своих геополитических интересов в регионе Большого Кавказа.

Почему такое возможно? Ответ напрашивается сам собой: Центр не контролирует политический истеблишмент регионов СКФО. История повторяется: России потребуется не меньше времени, чем для Александра I и Николая I, чтобы окончательно решить вопрос с Северным Кавказом.


"Ставропольский край - приоритетный регион на Северном Кавказе, а не некий "буфер обмена" 

Лушников Д.А., доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой социологии и теологии Северо-Кавказского федерального университета, Ставропольский край, г. Ставрополь

Рассуждая о "новых" подходах к управлению регионами, считаю, что необходимо рассматривать Ставропольский край как приоритетный регион на Северном Кавказе, а не как некий "буфер обмена" между региональными элитами кавказских республик и остальной Россией. Краснодарский край в силу его относительной самодостаточности не может выступить для центра в качестве "ворот Кавказа", эту функцию должно взять Ставрополье, для чего необходимо усилить авторитет края, его руководства и элит.


"Речь должна идти о полноценной социально-экономической интеграции Северо-Кавказского региона в экономическое пространство России"

Койбаев Б.Г. доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой новой, новейшей истории и исторической политологии Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова, РСО-А, г. Владикавказ.

Назначение Сергея Меликова, бывшего командующего Объединенной группировкой войск по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона РФ – первого заместителя командующего войсками Северо-Кавказского регионального командования внутренних войск МВД России полномочным представителем президента в Северо-Кавказском федеральном округе, на наш взгляд говорит о том, что СКФО в силу особой концентрации социально-политических, этнополитических, этноконфессиональных рисков для российской государственности, остается сложным регионом, и управлять им необходимо специфическими методами, хотя это не означает, что будет усилена работа в направлении укрепления силового блока.

Что касается создания нового Министерства России по развитию Северного Кавказа, то решение, на наш взгляд, достаточно обосновано, так как механизм, который был создан по развитию СКФО в 2010 году, в нынешних условиях нуждался в совершенствовании. Теперь можно надеяться на некоторые позитивные изменения в социально-экономическом развитии региона. В сущности, речь должна идти о полноценной социально-экономической интеграции Северо-Кавказского региона в экономическое пространство России, о его включении в систему межрегиональных хозяйственных связей, в крупные стратегические проекты и т.д., тем более, что уже были утверждены Стратегия социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 г., (сентябрь 2010 г), Государственная программа развития СКФО (декабрь 2012 г.). Все это решит и другую этнополитическую проблему - антикавказские настроения в самой России. Лозунг «Хватит кормить Кавказ!», формирующееся общественное мнение в пользу желательности отделения северокавказских республик на фоне усиления ксенофобии и антимигрантской истерии – все это демонстрирует реальную неэффективность существующих механизмов интеграции северокавказских республик в российский социум.


"Назначение Меликова представляется приоритетным в плане усиления внимания за контролем над распределением ресурсов"

Гапич А.Э., кандидат социологических наук, доцент, заместитель директора Социально-педагогического института Северо-Кавказского федерального университета по научной работе, Ставропольский край, г. Ставрополь

Назначение нового полпреда в СКФО и другие изменения вокруг Северного Кавказа (вице-премьер, министерство по делам Северного Кавказа) осуществляются в русле создания нового механизма управления на федеральном уровне. Аналогичные системы управления создаются во вновь образованном КФО, а также в ДФО.

Назначение на пост полпреда Президента в СКФО С. Меликова представляется приоритетным не в плане его предстоящего сосредоточения на инфраструктурных, туристических, экологических и других экономически ориентированных проектах на Кавказе, а, прежде всего, сколько усилением внимания за контролем над распределением ресурсов в регионах СКФО, а также необходимостью повышения влияния на северокавказские элиты.

Станкевич Г.В., доктор политических наук, профессор кафедры международных отношений, мировой экономики и международного права Пятигорского государственного лингвистического университета, Ставропольский край, г. Пятигорск.

Представляется, что именно новым у управлении регионом должно быть:

1. Предоставление большей самостоятельности в вопросах решения проблем региона за счет собственных финансовых ресурсов и имеющихся резервов.

2. Сократить количество дотаций в регион.

3. Расширить использование кластерного подхода к формированию экономики региона, исходя из специализации.

Короткая ссылка на новость:https://yasnonews.ru/~UoR9E

Версия для печати

Поделиться с друзьями

Telegram.png
«Ясно» теперь и в Telegram. Свежие аналитические сводки о политической, экономической и социальной погоде на Кубани здесь  



 ТРЕНДЫ 

отдых на Новый год


Безопасно ли ехать в СКФО?


Национальная идея


зав


Крым-2017


Абхазия


Энергетическая революция


Воевода делится секретами


7ClNQ8S9EYo.jpg

Система Orphus