Сейчас: 18-07-2024 14:14
vk Ясно telegram Ясно rss Ясно
USD ЦБ 88.0872 EUR ЦБ 96.3046
Главная >> Новости >> Общество и происшествия >> «Чем ближе к передовой, тем более настоящие люди»

«Чем ближе к передовой, тем более настоящие люди»

«Чем ближе к передовой, тем более настоящие люди» Фото: Геннадий Гасанов

«Чем ближе к передовой, тем более настоящие люди»

Кубанский лектор Российского общества «Знание» Геннадий Гасанов о своей работе в зоне СВО

С самого начала Специальной военной операции в командовании большое внимание уделили поддержке морального духа бойцов, их военно-политической подготовке. И в войска в составе агитбригад направились лекторы Российского общества «Знание». Один из таких лекторов - политолог, победитель Всероссийского конкурса политологов, член Совета при Губернаторе Краснодарского края по развитию гражданского общества правам человека Геннадий Гасанов. Он совершил 40 недельных командировок в составе агитбригады и 8 поездок с лекциями для детей освобожденных регионов.

По итогам этой деятельности Геннадий Гасанов награждён Благодарственным письмом Президента Российской Федерации, медалью Министерства обороны за военно-политические достижения

Как часто приходится рисковать жизнью в ходе поездок с лекциями, как изменилось морально-психологическое состояние бойцов за два с половиной года спецоперации, какие необычные вопросы задают военные, как они относятся к своим врагам, а как жители на освобожденных территориях к ним - в интервью ЯСНО.

wVsZgiXBcso.jpg

Геннадий Гасанов: по примеру агитбригад Великой Отечественной войны

- Геннадий Борисович, вы - лектор общества «Знание», и уже в течении двух лет бываете на новых территориях и в зоне СВО. Что это за проект общества «Знание»? Что за лекции, и кому вы их читаете?

- Первый раз я поехал туда в июне 2022 года. То есть уже третий год как езжу в составе агитбригады. Этот проект Российского общества «Знание» - федеральная агитационно-пропагандистская бригада, основная цель которой - поддержка наших военнослужащих выполняющие боевые задачи в зоне специальной военной операции, поднятие морально-психологического состояния, просвещение и разъяснение вопросов геополитической повестки в мире и текущие ситуации у нас в стране. В составе агитбригады лектор Российского общества «Знание» и артист федерального уровня или несколько артистов. То есть, все по примеру агитбригад Великой Отечественной войны. Сначала я выступаю с лекцией, отвечаю на вопросы военнослужащих, а после этого концерт.

Темы лекций утверждены в РО «Знание». Это информационная война, противостояние России и Запада, усиление авторитета России на международной арене, рождение многополярного мира. То есть основное, что происходит в мире, и как это влияет непосредственно на каждого из нас.

- Первая ваша поездка с лекциями была куда, и чем она запомнилась?

- Это была поездка в Крым 12 июня два года назад. Первое выступление прошло в Центральном клиническом госпитале. Одно из сложнейших моих выступлений. У меня были встречи с бойцами проходящими лечение в госпитале, летчиками, ракетчиками и моряками на морской базе в Севастополе.

На начальном этапе были в основном вопросы, зачем мы туда пришли, можно ли было поступить по-другому, почему так мягко, почему не «бахаем», до куда пойдем. Были и личные обращения бойцов - приходилось непосредственно им помогать: кому-то документы надо было передать, например.

Сегодня практически на каждой встрече первый вопрос: «Когда всё закончится?». Часто задают опять же вопросы: до куда пойдем, какое будущее ждет Украину, начнется ли Третья мировая война. Такие глобальные вопросы.

Ms1SsgAPXMM.jpg

Геннадий Гасанов: Украина - частный случай в череде глобальных происходящих сейчас изменений

- В общении наших солдат вы заметили ненависть к украинцам? Такую, какая была у наших к нацистам в Великую Отечественную войну. Или к этому врагу какое-то другое отношение?

- Такой лютой ненависти я не наблюдаю. Многие солдаты понимают, что мы воюем не с украинцами, а с коллективным Западом. Где-то даже жалость к украинцам видна - не смогли реально приобрести суверенитет, поддались на увещевания Запада, продались за три гривны. Хотя есть и какие-то моменты - в воинских подразделениях их часто называют немцами. То есть отсылки к истории противостояния с фашистами есть.

Ненависти нет - есть профессионализм. Если взять тех же мобилизованных полтора года назад, то это были люди, которые не понимали зачем они, какие задачи стоят перед ними, как их выполнять. Сейчас они превратились в профессионалов с четким пониманием что и почему они делают. И самое главное, уровень армии нашей вырос на порядок.

В моральном духе тоже - внутренний стержень у всех появился. Если раньше приходилось объяснять предпосылки возникновения СВО, цели и задачи специальной военной операции, то сейчас в основном мы рассматриваем текущую геополитическую ситуацию : что происходит в мире, как события в Африке и на Ближнем Востоке влияют на ситуацию на Украине. Люди уже понимают, что Украина - частный случай в череде глобальных происходящих сейчас изменений.

- Какие самые трудные или необычные вопросы Вам задавали бойцы?

- Надо подумать... Например, вопрос был сложный, почему не бомбим мосты через Днепр. А был еще вопрос, кстати, говорящий о высоком морально-психологическом состоянии наших бойцов. Один из них спросил, что военные будут дальше делать после СВО. Я его спросил, в чем проблема. Он ответил, что подписал контракт и хочет дальше продолжать воевать, служить Родине. На что я ему сказал, что рождение нового мира только начинается, и что у нас есть сферы интересов по всему миру, а Украина - локальный момент. И с окончанием спецоперации противостояние России и Запада будет продолжаться.

x5TPqEiC9HA.jpg

Геннадий Гасанов: после поездок на линию боестолкновения чувство опасности притупляется

- Что вас больше всего удивило в ходе этих поездок на линию боестолкновения?

- Чем ближе к передовой, тем более настоящие люди - искренние вопросы, искренние переживания. Мне запомнилась поездка на пункт первой медпомощи между Марьинкой и Верхнебахмутовкой. До линии боестолкновения 4 километра. И там я первый раз попал под обстрел пока ехали. По приезду нас встречает хирург, позывной «Ильич». Личность легендарная - спас более 2,5 тысяч. И говорит: «Зачем вы сюда приехали? Сюда не приезжают - тут воюют». Мы переждали обстрел в подвале. Вышли - такой адреналин. Я сижу, а он мне: «Так а что приехал? Приехал работать - давай читай лекции». И странное ощущение, когда в темноте читаешь лекцию - люди стоят вокруг тебя, ты их не видишь. Там в основном добровольцы Донбасса и они вопрос интересный задали: после того, как Россия пришла, будут ли изменения у нас или всё останется, как раньше. Для жителей Донбасса это очень важно после того, что творилось при Украине. Я ответил, что Россия принесла изменения и они все это увидят своими глазами.

- Как часто приходится рисковать жизнью в ходе поездок? И как с чувством опасности - оно за это время притупилось? Проще уже воспринимается, что может прилететь?

- В Луганске, например, недавно в двух кварталах от места, где мы жили, в дом прилетело, разнесло. Опасность всегда рядом, бывает поближе, а бывает и подальше.

Несколько раз я читал лекции в лесу в Кременной довольно близко к ЛБС. И ты слышишь, как наши стреляют по украинцам, как те отвечают по нашим. А мы получились где-то посредине, под куполом. И слышишь: туда полетел снаряд - разорвался. В обратную сторону снаряд полетел. И на начальном этапе, после каждого взрыва вздрагивал, неконтролируемо. А через некоторое время заметил, что прошло. Да и приходится же смотреть в спокойные лица бойцов, подстраиваться. Стал разбираться: это прилет, это вылет, это далеко, здесь вообще можно не напрягаться, а здесь, наоборот, надо. Мало того, что чувство опасности притупилось - адреналиново тянет туда.

Я, кстати, часто рассказываю про относительность. Много или мало - это относительно. Под Бахмутом я читал лекцию. Приезжаем на позицию, а замполит: быстрее, у вас 10 минут всего, обстрел возможен. Спрашиваю сколько до фронта, а он отвечает: очень близко - 14 километров. Мы всё быстро отработали. На следующий день работаем в Александровке - это пригород Марьинки. Замполит ходит спокойный. Спрашиваю: далеко ли до фронта. Говорит: «Да, далеко - три-четыре километра». Вот и относительность. Одному 14 километров близко, другому - три далеко.

За это время проехался по всем фронтам, по несколько раз, был на Днепре и видел вдаль уходящую водную гладь. Много где побывал.

WlDBD8I8AvY.jpg

Геннадий Гасанов: поездки с лекциями в зону СВО - это мой вклад в победу

- С гражданскими приходилось общаться? Как они относятся к новой жизни?

- Спрашивал у военных, как относятся к ним гражданские. И лично гражданских спрашивал. Нужно понимать, какие районы. Есть районы, где население украинцы усиленно готовили к противодействию нашим. Десять лет обрабатывали идеологически: как вести себя, если русские придут, как партизанить. Я видел эти методички. А есть районы очень прорусские.

Из опыта общения с ребятами военными. Когда наши помогают с едой, с ремонтом - отношение меняется. Простые люди всё понимают. Хотя есть и «ждуны», которые ждут возврата украинской «хунты». Сколько я был за это время в зоне СВО, в общей сложности больше полугода, много с кем общался, такого негатива, которым пугают, не заметил. На освобожденных территориях отношение вполне нормальное - обычные люди. Видят перемены. Я читал студентам лекцию и спросил, что изменилось за два года, как пришла Россия. И все сразу говорят - дороги. Там их не было вообще. А сейчас почти все основные магистрали в ЛНР и ДНР, Запорожье, Херсонской области сделаны. И до сёл сделаны дороги. Строятся школы, инфраструктурные объекты. До этого Украина ничего не делала - тридцать лет только в уши дула, а Россия пришла и начала делать. Люди всё это видят.

- Много вы там встречали кубанцев?

- В первую очередь в Херсонской области. Там батальон краснодарских добровольцев как раз был в Крынках под Новой год. Передал гуманитарку, которую музыкальный колледж собрал. Там все с Краснодарского края. В основном в этой области краснодарцы стоят. И в администрации областной основа управленцев наша, кубанская.

- В чем ты видишь свою личную миссию в общении с нашими гражданами там, на освобожденных территориях и в зоне СВО?

- В первую очередь - это мой вклад в победу. Я чувствую, что участвую в глобальных событиях, а не просто смотрю на них со стороны. Я в крайний раз я работал со штурмовиками, которые брали Очеретино. Они пришли все измученные, уставшие, на упадке сил. А после получасового разговора ты видишь, как люди расправляют плечи, подходят и благодарят за то, что я делаю. И важно не только, что ты рассказываешь, но и как рассказываешь. Главная задача - показать ребятам, что их помнят, о них беспокоятся, ими гордятся. Есть там такие вещи, которых много не бывает.

Беседовал Алексей Кащенко

Делись!

Не пропустите новые интересные материалы «ЯСНО»: подписывайтесь в ВКонтакте , на наш канал в Яндекс.Дзен , следите за важными событиями в telegram-канале «ЯСНО»

Короткая ссылка на новость: https://yasnonews.ru/~mw345

Версия для печати

Поделиться с друзьями

Материалы по теме: Спецоперация на Украине / Российское общество "Знание" / Политика