Главная >> Общество и происшествия >> Политтехнолог: кубанских дольщиков используют политики разной величины

Политтехнолог: кубанских дольщиков используют политики разной величины

Политтехнолог: кубанских дольщиков используют политики разной величины

Кубанский политтехнолог Григорий Киселев рассказал порталу «ЯСНО» о перестановках в региональном ОНФ, страстях вокруг автономного Рунета и «либеральной журналистике».

- Григорий, как вы считаете, почему так недавно обострилась тема дольщиков, а в край на гастроли отправились московские поп-политики?

- Проблема обманутых дольщиков действительно очень большая и очень болезненная. Как для самих дольщиков, так и для властей. Это универсальные слова, которые можно сказать про любой субъект федерации — она не носит локальный характер, обманутые дольщики есть по всей стране. Краснодарский край, разумеется, не может быть исключением — у нас очень большой, очень густонаселенный и очень перспективный для жизни регион. Край занимает высокое место (обычно первое после столицы) в рейтингах внутренней миграции.

Вся страна — Поволжье, Урал, Сибирь, Дальний восток — едет к нам. Это приводит нас к необходимости вводить в эксплуатацию колоссальные объемы нового жилья. Это настоящий клондайк для мошенников всех мастей и типов. Но не для них одних.

Политические деятели разной величины и масштабов тоже пытаются нажиться на возникшей ситуации — достаточно просто убедить людей в том, что главным виновником их проблем являются не сами люди, не застройщики, не мошенники, а власть.

Для политических активистов это крайне «лёгкие очки», так как с людьми, попавшими в такую ситуацию очень легко работать — они потеряны и готовы хвататься за любую соломинку.

Никого из заезжих политиков не интересуют реальные проблемы дольщиков, они даже и не пытаются в них вникнуть. Слушают поверхностно, организовывают показные «демарши» на официальных мероприятиях, отказываются от конструктивного диалога с властью. Такое поведение позволяет «затянуть» проблему и продолжать зарабатывать на ней репутацию как можно дольше.

Страдают от такой ситуации все: и дольщики, и власть, и общество в целом.

- В минувшие выходные в кубанском отделении президентского движения ОНФ произошли перестановки. Вместо Даниэля Башмакова, представлявшего организацию предпринимателей «Опора России», пост сопредседателя занял сочинский депутат Александр Звягин. С чем это может быть связано?

ОНФ достаточно важная для региональной политики организация, поэтому все изменения, касающиеся ключевых кадров действительно важны, могут заметно сказаться на общественно-политической жизни региона.

Судя по тому, что я знаю, Александр Звягин себя зарекомендовал как человек, работающий непосредственно с жителями, он открыт для разговора и искренне рад заниматься общественной деятельностью. Судя по его научной деятельности, он, как и Даниэль Башмаков, разбирается в малом и среднем бизнесе. Я думаю, что его ориентированность на работе «в поле» лично, что характерно для «фронтовиков», сыграет хорошую роль для регионального отделения ОНФ.

- Будет ОНФ играть какую-то роль на предстоящих в следующем году выборах губернатора Кубани и гордумы Краснодара?

- Разумеется, ОНФ будет играть значительную роль в данной кампании. Как я уже сказал — ОНФ является значимой частью общественно-политической жизни региона и, поэтому, в любом случае имеет ограниченное влияние на повестку. Тем более, когда речь идёт о таком значимом событии, как выборы главы региона.

При этом стоит еще раз сделать акцент на ограниченности такого влияния — есть ряд более значимых факторов, влияющих на грядущие выборы. Предвыборная кампания еще не началась, и говорить о том, какие силы будут влиять на её ход сильнее всего еще рано.

- В прошедшие выходные состоялись и дебаты в рамках Екатеринодарского дискуссионного клуба, в которых Вы приняли участие как один из спикеров. Причем на стороне власти. В Краснодарском крае, да и в целом в регионах России, не так много людей, которые готовы разъяснять, защищать непопулярные решения власти. Почему так сложилось?

Для меня подобный опыт — участия в открытых дебатах — в новинку. Поэтому хотелось бы поблагодарить как организаторов, так и спикеров, выступивших на упомянутом мероприятии.

Касательно сути вопроса: я думаю, что прогосударственный, лояльный тип мышления, в реальности гораздо более популярен, чем критический, оппозиционный. В большинстве своем, люди поддерживают решения Государственной Думы, правительства — но молчат. Потому, что они уже выразили свое мнение, поддержав текущий состав Думы на выборах и, косвенно, сформировав состав правительства и иных органов.

При этом в информационном поле чаще всего мы видим обратное — критику и непонимание. Это связано с тем, что такие эмоции, связанные с неприятием ,более сильные. Критиковать легко — критика всегда идёт от сердца. Природа самого явления такова, что 5-10% недовольных занимают 90% информационного пространства. Просто потому, что люди поддерживающие решения власти чаще всего не заинтересованы в том, чтобы активно заниматься выражением позиции большинства.

- Если говорить конкретно о теме дебатов, то есть о законе об «автономном интернете», то что же нас всё-таки ждёт? Возможно ли его новые законодательные рычаги использовать для введения полной цензуры в интернете по примеру Китая?

- На дебатах я сказал, что я не считаю данный законопроект инструментом цензуры.

Россия — большое и относительно сильное государство. Наши интересы не всегда совпадают с интересами других государств, в числе которых есть государства, которые могут сильно влиять на сетевую инфрастуктуру. Подобные методы влияния, технические, возможны и вполне допустимы. Будь у нас возможность такого влияния, мы бы вполне могли бы ей воспользоваться при необходимости. У нас такой возможности нет, но есть возможность минимизировать проблемы, которые могут возникнуть в случае реализации подобных мер

Интернет сам по себе подлежит регуляции. Подлежит потому, что есть вещи — терроризм, работорговля, педофилия, торговля оружием, торговля запрещенными веществами — которые активно используют интернет. Задача государства тут в том, чтобы иметь инструменты влияния на такие вещи. Поэтому сам по себе DPI нужен, но не он один. Нужны и другие инструменты, необходимо выстраивать работу по мониторингу пространства, выявлению реальных преступлений, переподготовке сотрудников ведомств и куче другой работы.

Нам необходимо развивать свою экономику, в том числе и сетевую инфрастуктуру. Операторы уже давно пользуются методами приоретизации трафика, необходимо ограниченно и обдуманно применять это и как государственный инструмент. Разумеется, такие меры не должны работать сами по себе — нужно поддерживать российские площадки и иными методами.

- Зачастую, особенность либеральных оппозиционных журналистов и блогеров – это распространение искаженной информации. Например, закон об автономном интернете у них стал законом о цензуре в Сети, включение части неналоговых платежей для бизнеса в Налоговый кодекс подавалось, как новые налоги для всех россиян, и таких примеров масса. Как вы считаете, это непрофессионализм или сознательная подтасовка фактов и повышение градуса в настроениях россиян?

- Люди разные. Часть «либеральных» журналистов пишут такие вещи из личных убеждений, часть — за деньги, часть — от того, что не очень хорошо понимают, что происходит в действительности. При этом вне зависимости от причин результат подобного поведения, к сожалению, действительно деструктивен. В России слабо развит институт репутации — ошибки, допущенные «либералами» достаточно быстро забываются и им многое сходит с рук. Необходимо заниматься развитием этого института — если люди будут помнить, как таких журналистов ловили на лжи, то ситуация изменится к лучшему.

- Все чаще в обществе поговаривают о необходимости государственной идеологии. Как считаете – она нужна? И если да, то какой она могла бы быть по вашему мнению?

- Да, вопрос о необходимости государственной идеологии действительно достаточно актуален. У России богатая история, мы прошли действительно длинный и сложный путь. Мне кажется, что значительная часть идей, которые могут послужить базисом для новой русской идеологии, должны опираться именно на наш исторический опыт. Нам, как государству, как гражданской нации, необходимо внимательно пересмотреть уроки, которые мы получили на протяжении нашей истории, понять наши основные ошибки и понять причины наших побед. Такая работа мне видится крайне обширной, она требует привлечения значительного количества экспертов, общественной дискуссии. Кроме того, нам не хватает четкого видения будущего, его образа.

Что до меня, то мне сложно выделить какую-то одну ключевую идею. Я думаю, что новая идеология должна стать результатом комплексной работы хороших специалистов.

- В последнее время в России начался очередной виток безумства ультраконсерваторов, отождествляющих себя с Православием, вокруг йоги. Сначала появились сообщения, что сенатор Мизулина выступила против йоги в СИЗО. ФСИН встала на защиту йоги. А через некоторое время Мизулина заявила, что это были фейк-ньюс и она лишь по обращению известного скандального сектоведа Дворкина направила запрос, чтобы прояснить ситуацию. Но тут же митрополит Иларион в эфире “Россия 24” заявил, что православным противопоказано заниматься йогой. Одновременно с этим президент Владимир Путин наградил орденом православного святого Андрея Первозванного премьер-министра Индии Нарендра Моди, известного своими занятиями йогой и медитацией. Можно ли сказать, что в государственных и церковных кругах есть раскол по некоторым вопросам?

- Мне кажется, что «раскол» — очень громкое слово для такой ситуации. В целом, подобные обсуждения всё же стоит считать общественной дискуссией, нет ничего плохого в том, что такие вопросы поднимаются и обсуждаются. Людей и мнений очень много, каждый из акторов имеет право на собственную позицию и на защиту данной позиции.

Ситуация, в которой общество достигло консенсуса по совершенно всем вопросам — невозможно, в любом случае будут какие-то вещи, которые будут вызывать споры.

Тем более, когда речь идет о высоких материях — культуре, религии, каких-то практиках. У любой идеи есть и почитатели, и ненавистники. Поэтому нет, я не думаю, что речь идёт о расколе — скорее, как мне кажется, речь идёт о здоровом политическом пространстве, в котором есть место для любой дискуссии.

Делись!

Короткая ссылка на новость:https://yasnonews.ru/~NAB3v

Версия для печати

Поделиться с друзьями