Главная >> Общество и происшествия >> Ипотека с «сюрпризом» от банка ВТБ 24

Ипотека с «сюрпризом» от банка ВТБ 24

Ипотека с «сюрпризом» от банка ВТБ 24 фото из архива семьи Мелконян
В Сочи семья, выплатившая ипотеку, осталась без жилья и денег из-за странностей правосудия.  

Уже больше года семья Мелконян скитается по друзьям и знакомым. Когда им не у кого остановиться – ночуют в автомобиле. Из дома в Сочи, в покупку которого они вложили средства, вырученные от продажи жилья в Сочи и Абхазии и взятые в ипотеку, их выселили на улицу. Причина - прежняя хозяйка в судебном порядке расторгла одну из предыдущих сделок по продаже этого дома. Все последующие сделки, в том числе и покупка дома семьей Мелконян, были признаны недействительными. При этом банк ВТБ 24 не спешит возвращать деньги ипотечникам. Даже через суд им не удалось восстановить справедливость. Анаит и Ваграм Мелконян считают, что стали жертвами мошенничества, бездействия правоохранительных органов и несправедливого правосудия. 

Дом с бассейном 

Дом на улице Пластунской в Сочи Анаит и Ваграм Мелконян купили в 2012 году. Причем не у физлица, а у ООО «Долговой центр», дочерней организации банка ВТБ 24. 

Тот факт, что ранее этот коттедж неоднократно перепродавали, покупателей не насторожил. С учетом того, что он был построен в начале 90-х годов, в этом нет ничего удивительного. Но разве можно не доверять юридической службе банка и Росреестру? 

Трехэтажный дом площадью 511,6 кв.м. находится в Центральном районе г. Сочи по адресу Пластунская, 132А на земельном участке площадью 800 кв.м. Просторный, с массой подсобных помещений, бассейном на первом этаже. 

b3062a91-9a87-4fb2-ba13-6dec0bf0201b.JPG

«Мы не думали, что могут возникнуть проблемы, связанные с прежними владельцами, так как дом принадлежал Банку около 3х лет и в нем никто не проживал, что подтверждалось справкой с Росреестра и представленной документацией банка. Документы проверялись юридической службой банка», - рассказала корреспонденту портала «ЯСНО» Анаит Мелконян. 

Дом они купили за 9,7 млн рублей: основную часть – оплатили из собственных средств, вырученных от продажи имеющегося жилья, а еще 2,9 млн рублей – оформили в виде ипотечного займа в ВТБ 24. 

«Скромная стоимость» их не смутила. Строение находилось не в самом лучшем состоянии. В доме не везде были окна, требовался ремонт крыши и внутренних помещений, в одной из стен была трещина, не было котельной. Поскольку другого жилья семья не имела, они сразу заселились и начали совершенствовать жилище, не сомневаясь, что будут жить здесь долго. 

7ad91794-374a-46ab-b6d2-eed1fbd75157.JPG

«Дом находится не в курортной зоне, а в жилом квартале. Стоимость на тот момент, когда мы его покупали, была средней для этого района города и вовсе не казалась нам заниженной. Сейчас нам говорят, что его рыночная цена была в пределах 52 миллионов рублей. За такие деньги его никто и никогда не купил бы. Мы старались как можно быстрее завершить ремонт. По мере возможности закупали строительные материалы, приводили дом в порядок. Купили и установили котельную», - рассказывает Ваграм Мелконян. 

оценка 2012.jpg

По привычке он сохранял чеки, подтверждающие покупку строительных материалов и оборудования. Не все, но основную их часть. И сейчас семья может документально подтвердить, что вложила в ремонт дома на Пластунской более 3 млн. рублей. 

Суд постановил 

В 2017 году, когда семья Мелконян почти полностью погасила свой долг перед банком, выяснилось, что прежняя владелица - Маргарита Грантовна Баюклян - в судебном порядке признала одну из предыдущих сделок, совершенную в 2007 году, когда она продала дом своему племяннику Гранту Олеговичу Чуйкову за 990 тысяч рублей, незаконной. 

дом - фас.JPG

Суд первой инстанции Буюклян отказал, сославшись на истечение срока давности, но она обжаловала это решение. И Краснодарский краевой суд (судья Комбарова И.В.) ее требования удовлетворил, сочтя оспариваемую ею сделку мнимой, совершенной для получения кредита, поскольку Чуйков не выплатил тетке оговоренную сумму, а вскоре – уже в марте 2008 года - перепродал коттедж своей знакомой - Ираде Аслановой, которая для его приобретения воспользовалась кредитом в 16 млн рублей, оформленным в Московском банке реконструкции и развития (ныне банк МТС). Деньги она передала Гранту Олеговичу Чуйкову и его отцу Олегу Грантовичу Адамяну (родному брату Маргариты Буюклян), заверивших ее, что будут платить по счетам. 

После того, как требования Маргариты Буюклян в 2018 году были удовлетворены, все сделки, совершенные с домом на Пластунской после 2007 года, были признаны ничтожными. 

Их несколько. В 2010 году Чуйков и Адамян перестали обслуживать кредит, и Асланова решила отдать банку дом в счет гашения долга. Впоследствии банк реконструкции и развития продал закладную банку ВТБ 24 за 17,5 млн рублей. Право собственности на дом было оформлено на дочернюю структуру – ООО «Долговой центр». У этой организации, оформив ипотеку в ВТБ 24, в 2012 году приобрела данный объект недвижимости семья Мелконян. 

Юрист Илья Гром, к которому чета Мелконян обратилась за помощью, считает, что предотвратить злоупотребления с расторжением официально зарегистрированных сделок и защитить интересы добросовестных приобретателей призвано такое понятие как срок исковой давности. 

«Складывается ощущение, что судья совершенно не желает принимать во внимание такое понятие как срок исковой давности. По сделкам купли-продажи он ограничивается трехлетним сроком, и в случае с гражданкой Буюклян он давно истек – если говорить о ее сделке по продаже дома гражданину Чуйкову, - говорит он. - Дом был продан в 2007 году. В 2013 году между Буюклян и Чуйковым было заключено мировое соглашение, согласно которому он обязался в течение полугода рассчитаться. Кроме того, в 2013 году Буюклян обращалась с заявлением в полицию проверить основания для получения ипотечного кредита Мелконян А.А. Даже если отсчитывать с этого момента, срок исковой давности истек еще в 2016-м году. Буюклян не могла не знать о том, что дом был перепродан Чуйковым, и что он в нем не проживает с 2012 года, поскольку ее брат живет по соседству, да и сама она проживала неподалеку». 

Он подчеркивает, что претензии по сделкам с истекшим сроком исковой давности должны решаться в гражданско-правовом порядке. 

Аналогичную позицию по поводу соблюдения сроков исковой давности высказывал и прокурор Краснодарского края Сергей Табельский в кассационном представлении, которое направлялось в Краснодарский краевой суд по данному спору. По его мнению, суд апелляционной инстанции пришел к ошибочному мнению о том, что срок исковой давности по оспариваемой гражданкой Буюклян сделке не истек. Он также считает, что суд апелляционной инстанции, принявший решение о выселении Мелконян и передаче дома прежним владельцам, нарушил нормы материального и процессуального права. Но замечания прокуратуры были проигнорированы судом.

76372ac6-90c6-4b2a-a7df-40ec0551ed02.JPG

Перепродавцы выиграли. Очевидно, что покупка коттеджа посторонними людьми не входила в их планы. Когда коттедж был приобретен четой Мелконян, Грант Чуйков направил жалобу в ВТБ 24 и потребовал, чтобы банк расторг с Анаит Мелконян ипотечный договор, предоставив возможность ему и его семье «выкупить дом на более выгодных для банка условиях». 

«7 марта 2008 года я по договору ипотеки продал дом по адресу ул. Пластунская, 132А своей знакомой через банк реконструкции и развития, обещал обслуживать кредит и после погашения выкупить вновь его себе и своей семье, - говорится в письме, адресованном Чуйковым руководителю филиала банка. – Позже «МБРР» уступил права ВТБ, а сам прекратил деятельность. Две независимые экспертизы оценили дом от 43 до 52 млн рублей. Вплоть до конца 2009 года я исправно обслуживал ипотеку, платежи сохранялись. Осенью 2008 года наступил кризис, а весной 2009 года осудили отца… В марте 2010 года дом перешел в собственность ООО «Долговой центр» за общую сумму 17,3 млн рублей, что в 3 раза ниже его рыночной стоимости. С этого момента по просьбе работников допофиса «Сочинский» №2351 я выполнял функции охранника до конца 2012 года. В ноябре 2012 года мой отец уже был дома, он тут же направился в банк. При беседе с отцом сотрудники предлагали выкупить наш дом даже посредством предложенной ими ипотеки за 10 млн рублей, и мы согласились, но наступал новый год, и необходимо было собрать документы, подобрать человека и т.д. Позже мы узнали, что эти же работники докладывали руководству другую информацию, якобы мы отказываемся и запугиваем клиентов. Оказывается велась двойная игра! Я не знаю, за какие заслуги по особому ипотечному продукту «Прочь формальности» дом продали около 8-9 млн рублей, что в 8 раз дешевле рыночной стоимости и в 2 раза дешевле приобретенной банком». 

О том, что сам Чуйков «купил» этот коттедж у тетки менее чем 1 млн. рублей в письме в банк почему-то не говорится. 

Выселили на улицу 

В 2018 году семью Мелконян принудительно выселили на улицу, а дом, который они отремонтировали и оплатили, – возвратили Буюклян. 

IMG-1652.PNG

«Приставы не стали ждать завершения судебных тяжб (они продолжаются до сих пор). Пришли с автоматами и заставили нас покинуть дом. На тот момент наша младшая дочь была несовершеннолетней и, конечно, люди с автоматами очень испугали ее, - вспоминает Анаит. – Пришли почти полсотни человек – приставы, полиция и люди в гражданской одежде. Вели они себя с нами так, как будто мы какие-то преступники. Это, конечно, очень оскорбительно». 

С собой семье удалось взять лишь документы и незначительную часть личных вещей. Почти все имущество, мебель, бытовая техника - остались в доме на Пластунской. Забрать их «новые старые владельцы» не позволяют. 

Денег на аренду жилья у Мелконян нет. Из-за того, что нужно было заниматься судебными тяжбами, Анаит ушла с работы. Жить приходится у родственников и знакомых, переезжая с минимумом вещей. 

Анаит и Ваграм Мелконян.JPG

Когда мы связывались с семьей, чтобы узнать, как дела, они были в Адлере и занимались поиском места временного проживания. Ночь накануне они провели в своем автомобиле. 

Младшая дочь Ваграма и Анаит вынуждена была перевестись на заочное отделение. Ваграм – инвалид 2-й группы, произошедшее плохо отразилось на его сердце. 

Деньги, вложенные в покупку дома, семье вернуть пока не удалось. Анаит пытается найти работу (она медсестра по образованию и имеет опыт предпринимательской деятельности), но устроиться не удается. 

Семья, которая 7 лет назад имела собственное жилье, бедствует. По сути, их превратили в бомжей. 

Банк умыл руки, а чиновники – нашли крайних

Мы живем в правовом государстве. И естественным следствием расторжения любой сделки должен быть возврат уплаченных покупателем денег. Но сейчас ВТБ 24, который продал пострадавшим «дом с историей», хотя обязан был гарантировать чистоту сделки, занял весьма любопытную позицию. Семье Мелконян не только не возвращают деньги, уплаченные в качестве первоначального взноса и выплаченные ими в виде ипотеки, но еще и предъявляют финансовые претензии. 

«Банк считает, что семья Мелконян за те годы, когда за ними было зарегистрировано право собственности и когда они проживали в этом доме, должна заплатить «за аренду» более 4 млн рублей, - делится деталями спора юрист Илья Гром. – При этом предоставляются оценочные данные, из которых следует, что якобы в результате проживания Мелконян состояние дома ухудшилось, а его рыночная цена - снизилась. Дескать, они должны компенсировать из средств, оплаченных семьей, причиненный ущерб. Мы с этими обвинениями не согласны. В соответствии с данными экспертизы, которая проводилась на момент оформления сделки по покупке дома с участком земли семьей Мелконян, рыночная стоимость недвижимости была 13,4 млн рублей. Приобрели дом мои подзащитные за 9,7 млн рублей. Последняя экспертиза, проведенная в 2018 году, определила рыночную стоимость этого объекта в 27 млн рублей. Рост рыночной стоимости очевиден и улучшение состояния дома заметно невооруженным глазом. Но эти данные суд не учитывает». 

оценка 2018.jpg

Предъявляет претензии семье Мелконян и администрация города Сочи, которая обвинила их в незаконном захвате участка муниципальной земли перед домом на Пластунской. Притом, что забор, которым был обнесен этот участок, появился лет 30 назад, задолго до приобретения ими дома. 

«Когда мне сообщили, что участок перед домом выходит за границы домовладения, я обратилась в администрацию города Сочи, предложив урегулировать этот момент – оформить эту землю в аренду или выкупить ее, раз она все равно уже несколько десятилетий отнесена к дому на Пластунской, - рассказывает Анаит Амбарцумовна. – Но муниципалитет не пошел навстречу – в результате было вынесено постановление о сносе этих построек. Причем претензии предъявляются именно мне как собственнику, хотя я эти объекты не возводила, они уже были построены здесь, когда мы покупали дом, но в администрации почему-то считают, что их снос должна оплатить наша семья».

Проверенная схема 

Юристы начали разбираться в «биографии» оказавшегося проблемным домом. Выяснилось, что похожий кульбит проворачивали в 2002 году. 

Тогда Маргарита Буюклян, желая получить кредит, обратилась в банк ООО «Московский капитал». Предварительно она договорилась с сотрудницей данного банка – Екатериной Бекмеевой – о том, что на Бекмееву будет оформлено право собственности на дом на Пластунской с условием, что после гашения процентов по кредиту и самого кредита собственность будет возвращена Буюклян. Договор купли-продажи был заключен в ноябре 2002 года на сумму 900 тысяч рублей. Не понятно, почему банк согласился на столь странную схему обеспечения, а не оформил дом официально в качестве залога. 

В 2003 году Буюклян получила в упомянутом банке кредит в размере 6,2 млн рублей под 36% годовых, рассчитаться по которому должна была до 10 июня 2003 года. Поручителями выступили новая «владелица» Бикмеева и брат «бывшей владелицы» Олег Грантович Адамян, который в 2009 году был осужден на 5 лет колонии общего режима за мошенничество, совершенное в особо крупном размере и хищение средств (ч. 4 статьи 159 УК РФ) у физических лиц и банков ООО «Банк Москвы» и ООО КБ «Московский капитал». 

дом вид сверху.JPG

Рассчитываться Буюклян с банком не спешила. В 2007 году Екатерина Бекмеева решила в судебном порядке выселить Буюклян, чтобы продать недвижимость и рассчитаться с банком. Та – подала встречный иск с требованием признать ничтожным договор купли-продажи, заключенный в 2002 году. И Центральный районный суд г. Сочи удовлетворил интересы Маргариты Грантовны Буюклян, признав сделку, которая заключалась как аналог залога, притворной. Один из главных аргументов – деньги, прописанные в договоре, «покупательница» хозяйке дома не передавала. 

Право собственности на дом перешло к Буюклян. На момент разбирательства ее долг перед банком ООО КБ «Московский капитал» составлял более 8,6 млн рублей. 

«Учитывая родственные связи между Буюклян, Адамяном и Чуйковым, создается впечатление, что во всей этой истории с переписыванием дома на третьих лиц по символической цене ключевым фактором было последующее получение кредитов под залог этого дома, - говорит Илья Гром. - Расставание с данным объектом недвижимости в планы «продавцов» не входило. По-видимому, у этой группы лиц есть союзники и в суде, и в правоохранительных органах – ведь такого рода «возврат дома» осуществляется не впервые». 

Вопросов больше, чем ответов

Ситуация странная. Без денег и жилья оказалась семья, которая отремонтировала дом и в полном объеме исполнила договорные обязательства по его приобретению, а многоуважаемые работники структур, призванных блюсти справедливость, лишь разводят руками. 

Суд признал их недобросовестными покупателями, поскольку они не проявили «разумной и достаточной осторожности при приобретении спорного имущества, не приняли достаточных мер, чтобы проверить наличие права собственности продавца, отсутствие споров в отношении спорных объектов недвижимости». 

112121.PNG

Суд, по-видимому, считает, что покупатели должны были предвидеть, что кто-то из предыдущих владельцев, имея на руках зарегистрированное в Росреестре свидетельство на право собственности, на самом деле не имел права распоряжаться недвижимостью. 

Анаит и Ваграм обращались в прокуратуру, откуда их обращения перенаправлялись в правоохранительные органы с требованием разобраться в ситуации. Но воз и ныне там. Уголовное дело по факту хищения средств у семьи Мелконян до сих пор не возбуждено. 

Они надеялись, что все точки над «и» расставит Верховный суд страны, но там отклонили их заявление, оставив его без рассмотрения на том основании, что они, в соответствии с выводами суда апелляционной инстанции (с которым, в общем-то и не согласны обратившиеся) не являются добросовестными приобретателями. Вот такой неожиданный подход к защите прав граждан... 

верх суд.JPG

У семьи Мелконян скопилась целая сумка с документами, перепиской с инстанциями, судебными решениями. Не знают, что делать дальше. Планируют обратиться непосредственно к главе Следственного комитета РФ, но записаться к нему на прием им пока не удается – слишком много желающих... 

Семья все глубже погружается в трясину юридических условностей, понимая всю уязвимость имущественных прав граждан в российской правовой действительности. 

d08686d8-fbd8-4f0d-9682-5e109b9d5aca.JPG

И вопросов пока больше, чем ответов. Кто должен возместить убытки семье Мелконян: деньги, оплаченные ими в виде первоначального взноса и ипотеки, средства, потраченные на ремонт? Должны ли им вернуть средства, уплаченные ими в виде налогов на имущество за те годы, когда они считались собственниками дома на Пластунской? 

Почему правоохранительные органы не считают их пострадавшими, ведь семья осталась без денег и имущества, в то время как другие участники этой истории остались и с невозвращенными кредитами, с неоднократно перепроданным жильем? 

Почему банки соглашаются на странные условия, выдавая займы, а госструктуры - регистрируют сделки, которые совершаются по откровенно низкой стоимости и без реальной передачи денег покупателями? Почему суды отменяют сделки, по которым прошли сроки исковой давности? 

Это типичная для России проблема или она характерна только для Краснодарского края и города Сочи, в частности? 

А может быть впору, говорить об имеющихся правовых коллизиях и откровенных «дырах» в законодательстве, с помощью которых можно оставить человека без жилья и денег, провернуть мнимую сделку и даже получить под ее обеспечение крупный денежный займ, который и возвращать-то потом не обязательно? 

Мы надеемся, что ситуацию прокомментируют представители прокуратуры, правоохранительных органов и банка ВТБ 24. 

Пока же – рекомендуем с большой осторожностью приобретать недвижимость на вторичном рынке, в том числе и залоговую, которая отошла банкам от не рассчитавшихся клиентов. 

Мы продолжаем следить за развитием событий.

Наталья Глумова

Делись!

Короткая ссылка на новость:https://yasnonews.ru/~81oDN

Версия для печати

Поделиться с друзьями