Главная >> Общество и происшествия >> Александр Ващенко: мы пытаемся научить студентов «включать свои мозги» и анализировать факты

Александр Ващенко: мы пытаемся научить студентов «включать свои мозги» и анализировать факты

Александр Ващенко: мы пытаемся научить студентов «включать свои мозги» и анализировать факты

Декан одного из самых популярных факультетов Кубани рассказал «ЯСНО» о своем видении современного гуманитарного образования

Почему у современных студентов преобладает клиповое мышление? Подходит ли западная модель образования для российского общества? Продолжать ли реформу высшей школы или стоит остановиться и задуматься? И почему при росте стоимости обучения не растут зарплаты педагогов – об этом и многом другом в эксклюзивном интервью с деканом факультета истории, социологии и международных отношений КубГУ Александром Ващенко.

«Реформы проходят таким образом, что количество проблем не уменьшается, а возрастает»

- Александр Владимирович, считаете ли вы, что система образования в России деградирует?

- Я бы не стал говорить о деградации системы высшего образования, скорее о проблемах, которые пытаются решить уже много лет с помощью реформ. К сожалению, реформы проходят таким образом, что количество проблем не уменьшается, а возрастает! И эта ситуация должна стать предметом скрупулёзного анализа.

Думаю, что сегодня нужно остановиться, взять паузу на 1-3 года, не делать никаких новых реформистских шагов с тем, чтобы посмотреть, где мы находимся, куда двигаемся, чего достигли. Какие есть плюсы у Болонской системы, а в чём её минусы.

Необходимо, чтобы это обсуждение велось всеми заинтересованными сторонами: представителями ВУЗов, государственных структур, общественных организаций и работодателями.

- Соответствует ли система образования запросам современного общества, а также преподавателей и родителей?

- Преподаватели и родители – это часть общества, поэтому мы в «одной лодке». Открою Вам секрет, что у преподавателей тоже есть дети (улыбается), они поступают в ВУЗы и точно также переживают. Я это переживал в прошлом году, когда поступала моя младшая дочь.

Что касается соответствия, то должен быть чёткий государственный заказ на специалистов, и этот заказ должен реализовываться через выделение бюджетных мест. Лучше всего, если студент уже при поступлении будет представлять, где он будет работать, получив диплом. Поэтому для бюджетников я - за восстановление системы распределения. Государство вправе требовать, чтобы выпускник, за которого оно платило, отработал 3 года там, где это нужно стране!!!

Что касается договорников, то здесь есть тонкий момент. В законе об образовании в РФ записано, что ВУЗы предоставляют образовательные услуги на договорной основе. Получается, что студент-договорник и его родители являются покупателями этих услуг. Вот это мне очень не нравится. Я всегда на встречах с родителями и абитуриентами говорю, что университет – это не супермаркет. У нас нет отношений «продавец-покупатель». Мы стараемся сохранять отношения между преподавателями, доцентами, профессорами и студентами как людьми, которые вместе учатся добывать знания и преобразовывать их в то, что будет полезно и обществу, и государству, и самим носителям этих знаний.

Памятник студентам в Краснодаре

Это традиция нашего факультета, которую мы стараемся сохранить вот уже почти 100 лет. В 2020 году Кубанскому государственному университету исполнится 100 лет. Наш факультет был образован в числе первых в 1920 году, а первый ректор университета, генерал Никандр Александрович Маркс, был историком и археологом.

Сегодня мы очень заинтересованы, чтобы к нам на факультет шли хорошо подготовленные, мотивированные абитуриенты. Конечно, они отличаются от тех, кто приходил в вуз 10, 20 или 30 лет назад. Современный абитуриент технически продвинут, много знает, но часто очень поверхностно. Информацию в голове не держит. А зачем, если всё есть в телефоне? Есть проблемы с анализом фактов и умением их логически и связно излагать. Мы пытаемся научить наших студентов «включать свои мозги» и анализировать факты!

- Александр Владимирович, существуют ли сегодня в России специалисты, управленцы, способные сформировать заказ от имени государства на создание эффективной системы обучения?

- Я думаю, такие специалисты есть. Другой вопрос: слышат ли их мнение те, кто принимает решения. У современного университета три главные задачи: учить, вести научную деятельность и воспитывать. В последнее время добавляется ещё одна функция - экспертная. Вот этим ВУЗ и должен заниматься. К сожалению, сегодня мы вынуждены делать большое количество бумажной, бюрократической работы, которая не относится к функциям университета, перечисленным выше. Да и любые решения чиновников относительно ВУЗов должны приниматься при участии профессионального сообщества, причём это участие должно быть доминирующим, главным. Если университеты считают, что новация вредна, её лучше не вводить!

- Должны ли быть по всей стране единые стандарты, программы образования, почему до сих пор они не действуют?

- На сегодняшний день я думаю, что, единые стандарты и программы образования - это плюс. Россия – страна большая, везде условия разные, но мы говорим о тех скрепах, которые должны держать это пространство, чтобы мы были одним государством. Это скрепы экономические, политические, управленческие. Нас объединяет общее культурное пространство, образование - его часть. История, историческая память – это то, что создает нацию. И если у вас в одном субъекте государства - одни исторические представления о каком-то событии, а в другом субъекте Российской Федерации - другие представления о том же событии, то, на мой взгляд, это можем привести к сепаратизму. Поэтому база, основа, фундамент должен быть единым. Вариативность, авторство, дискуссии должны присутствовать в авторских специальных курсах в учебном процессе и научных исследованиях.

Необходимо учитывать возраст обучающихся и дозировать информацию. В школе гуманитарный блок должен выполнять функцию формирования единой нации, гордости за историю своей страны. А уже когда личность сформирована, в ней есть стержень, способность анализировать факты и делать выводы, тогда круг информации расширяется. Так работает «гуманитарная сфера» в любом государстве, если оно независимо и суверенно. Очень важно строить историческое образование и науку на документальной базе. Необходимо постоянно открывать архивы и расширять документальную базу. Недоступность исторических документов - это основа для фальсификаций. Если же документ опубликован и введён в научный оборот, его уже невозможно сфальсифицировать.

«Новое - это хорошо забытое старое»

- Есть ли место в России новаторским/авторским методикам обучения, которые давно успешно применяют за рубежом?

- За свою историю наша страна порядка 7 раз пыталась реформировать систему своего образования, иногда радикально. Только три попытки можно считать более или менее успешными. Это реформы Петра I, которые создавали современную систему образования, исходя из государственных нужд, реформы Александра I, в результате которых создавались российские университеты, и советские реформы 1950-60-х годов, которые обеспечили технический прорыв СССР к новым космическим и военным технологиям. Думаю, мы зря отказались от советского опыта, по крайней мере в естественных науках. Что касается гуманитарных наук, то они должны быть ориентированы на интересы своей страны. Очень важно выпускать современную технику, но не менее важно, что будет в головах у тех людей, кто этой техникой будет управлять! Сложность заключается в том, что учебная и научная сфера в мире являются (как и остальные сферы) жёстко конкурентными. Тут важно соблюсти приоритеты. С одной стороны, не замкнуться от мира, с другой, не стать второстепенным придатком мировой научной и образовательной системы, из которого будут выкачивать «мозги» и «научное сырьё»!

- Считаете ли вы наше образование доступным и бесплатным, должно ли оно быть таким?

Бесплатного ничего не бывает! За образование либо платит государство – это бюджетные места, или сами абитуриенты – это договорные места. Что качается факультета истории, социологии и международных отношений, то количество бюджетных мест постоянно растёт. Я это объясняю тем, что есть потребность в учителях истории и обществоведения, специалистах, знающих восточные языки (на ФИСМО – это японский и китайский, планируется открытие корейского направления), дипломатах, которые готовы работать в сложных условиях азиатских и африканских стран, куда выпускники столичных вузов едут неохотно. Поскольку Кубань многоконфессиональный регион, есть потребность в теологах и религиоведах, и на эти специальность есть бюджетные места, а, следовательно, государственный заказ. Но я знаю, что в других регионах по гуманитарным направлениям бюджетные места уменьшаются. А вообще выскажу такую мысль, что образование как отрасль экономики является тем «золотым звеном», потянув за которое, можно вытянуть всю экономику в целом.

студенты

- Есть ли способы снизить количество бюрократической отчетности для преподавателей?

- Это крайне необходимо. Преподаватель должен учить, воспитывать, иметь возможность готовиться к лекциям, совершенствоваться и читать дополнительную литературу. Мало того, что нагрузка колоссальная, так ещё постоянные отчеты, цифры, составление рабочих программ, а это документы по 40-60 страниц и только для одного курса. А если вы читаете 8-10 курсов, то умножьте, это уже практически монография, книга. Так ещё и стандарты меняются: каждый раз мы должны всё переписывать. Так я лучше книгу напишу, чем буду заниматься этим. Кроме бюрократической нагрузки, необходимо снижать и нагрузку учебную, хотя бы до уровня советского времени. Кстати, университетский профессор в Европе читает две лекции в неделю, а российский может и 6 и 8. При такой нагрузке преподавателям просто физически не остаётся времени профессионально развиваться, заниматься научными исследованиями да и элементарно готовиться к занятиям. Очень много работы, что называется «по письму», когда обращаются уважаемые организации, кстати сказать, очень не бедные, и просят оказать ту или иную помощь, естественно бесплатно. Несколько лет назад РЖД вышли с инициативой создать радио курс по истории региона. Идея хорошая. Пока дети едут в поезде из Владивостока, например, в Анапу по внутренней радиосети поезда им рассказывают об истории тех мест, где они проезжают. Была проделана колоссальная работа, создан контент и передан РЖД. Даже спасибо не сказали…. И таких примеров много… Я уже и не спрашиваю, сколько получу за это интервью (улыбается). Шутка.

С чем мы сталкиваемся: когда абитуриенты приходят, они не могут говорить, излагать свои мысли, более того – они плохо пишут

- Почему при немалой стоимости обучения студентов на коммерческой основе, уровень зарплат преподавателей остается невысоким?

- Эта проблема неоднозначная. Могу говорить за свой факультет. Мы либо длительное время не поднимаем стоимость обучения, либо идем по пути увеличения на процент инфляции, который даёт Минфин. Если посмотреть стоимость обучения, то по ФИСМО ситуация следующая: есть три языковых направления (востоковедение и африканистика, международные отношения и зарубежное регионоведение), где изучаются иностранные языки. Востоковедение – это китайский и японский языки. Обучение на этих направлениях стоит дороже. Мы вынуждены учитывать использование техники (лингафонные кабинеты) и заработную плату преподавателей иностранных языков, особенно восточных. На остальных направлениях мы держим планку на нижнем уровне тех цен, которые нам рекомендует министерство.

Что касается преподавателей, есть те, кто получает больше, есть те, кто меньше. Сейчас вводится эффективный контракт. Он несовершенен, есть много вопросов. Преподаватели жалуются на то, что там не учитываются многие категории работ, которые они делают. Однако, проблема заключается в том, что надо определиться, что ты делаешь за свой оклад, а что делаешь плюсом, чтобы получать надбавку. Ещё очень сложно измерить работу в вузе, наукометрия достаточно сложная. Есть доплаты за различные виды учебной и научной работы. Каждый год эффективный контракт меняется. Это изменения на основе тех предложений, которые вносят члены трудового коллектива. Есть доплаты за интенсивность труда, если, кроме учебной нагрузки, преподаватель занимается управленческой, научной или воспитательной работой. И главное, если от его работы есть эффект, результат. Есть премии, например, ста лучшим учёным КубГУ. Поощряются те исследователи, кторые получают гранты свыше 1 млн. рублей. Так что те, кто работает, получает больше, чем те, кто только преподаёт. Другое дело, что люди всё равно считают, что этого недостаточно. «Счастлив тот, не у кого много денег, а тот, кому хватает» (улыбается).

- Есть ли заметные различия между студентами разных поколений?

- Конечно, есть. Но я не хотел бы ругать молодое поколение студентов. Оно в какой-то степени очень хорошее, своеобразное. В каких-то вещах они более продвинутые, но, мне кажется, нет целостности картины восприятия событий, явлений, процессов. Всё-таки у большинства клиповое мышление. Надо их учить мыслить. С чем мы сталкиваемся: когда абитуриенты приходят, они не могут говорить, излагать свои мысли, более того – они плохо пишут. Здесь как раз задача - их поднять, но для этого они должны трудиться. Знания невозможно влить в ухо, когда человек спит. Получения знаний и их обработка это колоссальный труд! Надо читать книги, толстые и серьёзные, а они не могут. Что тогда остается: писать учебник в стиле sms или изображать научную проблему в виде комиксов? Нет. Всё-таки пытаемся их выводить на серьёзные вещи или книги.

Очень хорошо, когда они практически что-то делают. У нас был хороший проект, но он уже закончился. Совместно с фондом Олега Дерипаска «Вольное дело» мы готовили археологов для работы в музее-заповеднике «Фанагория». Действует также и студенческий археологический отряд, куда может записаться любой студент университета. Эффект был потрясающий, когда студенты занимаются реальной научной и исследовательской работой, а вечером ещё и могут поговорить с ведущими специалистами по античной истории из Российской Академии Наук. Практика и квалифицированное преподавание - это то, чем всегда славилась советская и российская высшая школа.

- А что Вы вкладываете в понятие «российский проект»?

- Это работа на Россию, исходя из тех потребностей и интересов, которые есть у нашего государства. Мы должны готовить специалистов для себя, а не для глобальной экономики. В этом году на «Адлерских чтениях» я говорил об этом.

Александр Ващенко. Выступление на Адлерских чтениях

Например, есть такой проект «Глобальное образование», когда лучших посылают в зарубежные вузы – такой современный петровский вариант с идеей, что они должны вернуться сюда, получив образование там. Это возможно, но на более поздних этапах. На мой взгляд, надо решить проблему интеграции вузовского сообщества внутри страны. На сегодняшний день мне легче отправить студента на обучение в Китай, Южную Корею, Францию, чем на стажировку в МГУ или Санкт-Петербург. Потому что сразу встают финансовые и бытовые вопросы, нехватка общежитий и оплата преподавателям. Сначала внутренняя академическая мобильность для студентов и преподавателей, потом зарубежная. Исключение - это изучение иностранных языков: их лучше изучать там, где на этом языке говорят.

Думаю, что «российский проект» - это работа на интересы своей Родины, в том числе и малой Родины, Кубани, и Кубанский государственный университет эту миссию несёт с честью.


Делись!

Короткая ссылка на новость:https://yasnonews.ru/~azUZ6

Версия для печати

Поделиться с друзьями

Материалы по теме:  Образование в Краснодарском крае