Сейчас: 27-05-2024 17:54
vk Ясно telegram Ясно rss Ясно
USD ЦБ 89.7026 EUR ЦБ 97.0954
Главная >> Новости >> Статьи и интервью >> Руководитель кубанского детского фонда: о настоящей благотворительности и циничных обманщиках

Руководитель кубанского детского фонда: о настоящей благотворительности и циничных обманщиках

Руководитель кубанского детского фонда: о настоящей благотворительности и циничных обманщиках

Руководитель кубанского детского фонда: о настоящей благотворительности и циничных обманщиках

Что движет кубанцами, занимающимися благотворительностью и добровольчеством, рассказала эксперт.

Сколько детей в Краснодарском крае нуждаются в постоянной помощи, как отличить честно собирающих средства на лечение детей от мошенников, кто он - кубанский благотворитель, в интервью порталу ЯСНО рассказала руководитель краевого отделения Российского детского фонда, член Совета при Губернаторе Краснодарского края по развитию гражданского общества и правам человека Людмила Васильева.

Людмила Васильева: о сборах на помощь детям, и при чем здесь реабилитация

- Людмила Анатольевна, как много кубанских детей нуждаются сегодня в помощи? Все ли эти дети больны тяжелыми болезнями? Сколько детей находится на попечении краевого отделения Российского детского фонда?

- На февраль этого года детей, которые находятся на инвалидности в Краснодарском крае 33 368 человек. Но, это не все дети, которые больны и нуждаются в помощи. Вот вам сразу пример - у нас есть дети слабослышащие, и статус инвалида они получают только тогда, когда у них уже четвертая степень тугоухости. То есть, вообще ничего не слышат. Но уже, когда вторая степень, эти дети нуждаются в хороших многоканальных программируемых слуховых аппаратах, которые достаточно дорогие. Если брать производства Швеции, Дании, то их стоимость от трехсот тысяч рублей.

Если говорить, сколько под нашей опекой находится, то надо отметить, что у нас организация не членская. Мы работаем по заявительному характеру. То есть человек пришел, обратился, получил помощь. Я недавно делала статистику за пять лет моей работы для отчетно-перевыборного собрания в этом году на новый срок председательства в Краснодарском региональном отделении Российского детского фонда. За пять лет мы помогли 146 детям-инвалидам. Порядка 28 миллионов рублей мы перечислили только на этих деток.

А вообще за это пятилетие 105 миллионов рублей прошло через российский детский фонд на помощь именно детям Краснодарского края. Там и средства реабилитации для маломобильных, коляски с электроприводом, просто коляски, лекарства, абсолютно разная помощь .

У нас фонд работает не только по одной программе, у нас таких программ 14. Так что помощь детям-инвалидам, как и помощь глухим детям, это одна из программ. И мы никого не бросаем, конечно же.

- Почему при постоянных отчетах о растущих государственных доходах людям приходится собирать на лечение тяжело больных детей буквально по копейке всем миром? Почему государство не может всех их обеспечить лекарствами и лечением?

- Есть дети, которым реабилитация нужна постоянно. Допустим ребенок с ДЦП. Ему нужна каждый день реабилитация, а центров реабилитационных, которые на государственной основе работают, у нас достаточно мало. Но они бесплатные абсолютно. Это по ОМС проходит. Ребёнок получает путёвку, и получает там реабилитацию. Но этого недостаточно. Ребёнку больному ДЦП надо каждый день заниматься лечебной физкультурой, массаж ему нужен.

Но, повторюсь, к сожалению, таких центров мало. И существует такая практика, что родители самих детей-инвалидов зачастую открывают ООО, ИП, приглашают специалистов нужного профиля, в том числе на грантовой основе. Чтобы выжить, они подключают коммерческую составляющую. Приходится собирать деньги, чтобы ребенок проходил эту реабилитацию. Иначе не получается.

- Но могло же бы государство на себя взять все эти затраты?

- Это было бы здорово, если бы государство взяло эти траты. У нас, допустим, не проблематично получить квоту ребёнку или взрослому на лечение в большие федеральные клиники, когда возникают серьёзные проблемы. И люди могут поехать туда. А вот с реабилитацией идёт отставание. Когда проходит реабилитация, специалисты понимают, что жизни ребенка уже ничего не угрожает. Поэтому и приходится идти на такие сборы на реабилитацию.

Людмила Васильева: как распознать мошенников на сборах на лечение ребенка

- Боксы для сбора помощи есть в магазинах, аптеках и других точках. Как понять, что деньги, брошенные в них, точно попадут к нуждающимся, а этот сбор не мошенничество?

- Я очень рада, что у нас прекратилась практика, когда по улицам ходили такие сборщики. Буквально на всех перекрестках ходили с этими урнами, боксами, собирали денежные средства. И это было абсолютно неправомочно. Этим в свое время озаботилось даже Законодательное Собрание. И мы все говорили не обращать внимание, потому что в этом случае нельзя точно знать на что собирают. Даже те люди, на кого собирали, порой не знали, что им деньги какие-то собирают. А вот на то, что бокс стоит стационарно, существует ряд положений, которые регламентируют сборы в эти боксы, ящики благотворительной помощи. Идет абсолютно строгий отчет по этим ящикам.

Можно доверять, когда есть фотография ребенка, данные на этого ребенка, данные организации, которая устанавливает бокс, данные организации, которая несет ответственность за сохранность средств.

Также в этих случаях инкассация происходит коммиссионно. Инкассирует хозяин этого учреждения, представитель общественной организации и еще люди. То есть несколько человек. Денежные средства сразу же зачисляются на расчетный счет и поступают к нуждающемуся.

- Происходит ли какое-то взаимодействие между благотворительными фондами в крае? Объединяетесь ли вы для решения задач в каких-то особых случаях?

- Да, мы объединяемся, во-первых, по тому принципу, что мы делаем все одно дело. Естественно, проводятся совместные мероприятия какие-то. Напомню, что, наша организация не членская. То есть у нас в Фонде на учете не стоят конкретные дети. Мы обычно обращаемся к организациям членским. Допустим, организации многодетных или организации детей-инвалидов. Приглашаем их на праздники. В этом и есть как раз взаимодействие. У нас с такими организациями заключены договоры, соглашения. И не только с ними, а со школами, интернатами, детскими библиотеками. Мы всех стараемся приглашать. Но особенно, естественно, жителей края, потому что краснодарские дети и так чаще могут посещать разные мероприятия.

Людмила Васильева: о меценатах-миллиардерах и простых благотворителях

- А есть ли какой-то типичный портрет благотворителя? Что движет этими людьми? Кто они?

- Прежде всего они неравнодушны ни к чужой беде, ни к чужим проблемам. Но это всегда у нас было. Вспомните историю Кубани - Коваленко, Россинский, Трахов, Бабыч. Это же все наши благотворители, которые строили мосты, открывали больницы, гимназии, музеи, собирали картинные галереи. Сейчас вот Сергей Галицкий, Олег Дерипаска. То есть благотворительные традиции живут и продолжаются. И объединяет их всех неравнодушие к судьбе своей Родины, к людям, которые здесь живут, сострадание.

- Вы назвали крупных предпринимателей, а очень много же благотворителей не такого масштаба, то есть люди, живущие в станицах, поселках, не только в больших городах.

- Конечно. Мы в Совете при Губернаторе по развитию гражданского общества и правам человека проводим конкурс «Благотворитель Кубани». Он не подразумевает только большие какие-то предприятия. Понятное дело, что корпорации имеют благотворительные программы, строят детские площадки и так далее. Но есть просто люди, частные лица, которые своим трудом, какими-то своими действиями помогают тем, кто живет рядом. Неравнодушные люди. И таких очень много.

- Насколько широко в Краснодарском крае волонтерское и добровольческое движение?

- Мы входим в пятерку лидеров по Российской Федерации. У нас очень все это развито. Может, это исторически так сложилось, а может быть в реалиях современности это стало востребовано очень. Но много молодых людей, детей, хотят быть общественно полезными, какую-то работу делать. Это не обязательно просто тусовка - пришли, помахали, попрыгали, а именно что-то важное и полезное делать. Те же самые субботники, помощь нуждающимся, уборка, с животными возятся и так далее. Очень много детей приходят в краевую больницу, в онкологическое отделение, в другие места, где тяжело больные дети лежат. Они с ними рисуют, поют им песни. Их никто об этом не просит, не заставляет. Они самостоятельно идут, по зову сердца. Они считают, что им это обязательно нужно сделать. И они находят эмоциональную отдачу у тех же детей, которые там находятся на лечении. Я думаю, что это самое благодарное и благородное занятие.

- Если взять в сравнении конкурс «Благотворитель Кубани», который проходит уже 16 лет. Каким он был тогда и сейчас?

- Все это начиналось очень интересно. Мы видели, что людей, которые творят добро, оказывают благотворительную помощь, достаточно много. И нам, членам Совета, хотелось как-то их отметить, поблагодарить.

Сначала было порядка 30-40 человек. А сейчас подают заявки более 300 человек по всем 44 муниципальным образованиям. И конкурс набрал популярность, известность.

Я считаю, что своих вот таких неравнодушных людей каждый муниципалитет должен знать в лицо. И мне очень понравилась идея нашего председателя СПЧ Андрея Алексеевича Зайцева, чтобы чествовать благотворителей не только в Краснодаре, а именно в их в муниципалитетах. Это мне очень понравилось. Это очень важно, чтобы этих людей знали на местах. К кому можно обратиться в случае чего, и на кого можно положиться в трудной ситуации.

DSC_4785-970x647.jpg

Людмила Васильева: как оставаться оптимистом, помогая тяжело больным

- Людмила Анатольевна, как вы сами пришли к благотворительности и руководству краевым РДФ?

- Я только недавно узнала, что 13 апреля, в мой день рождения, оказывается, День благотворителя Российской Федерации.

Так что все было предначертано. Я окончила «инженерку» в Краснодарском политехническом институте. А в общественную сферу попала совершенно случайно. Работала в коммерции, пришла в благотворительный сектор бухгалтером. Потом как-то уже и на пост председателя в Российский детский фонд меня пригласили. С 2008 года стала работать в Фонде, и уже четвертый срок председатель. Мне кажется, это именно то место, где я должна была быть изначально. Но прошел какой-то период времени, чтобы понять, осознать все. По крайней мере, мне моя работа очень нравится. Здесь я нахожу и силу, и возможность дальше жить.

Говорят, конечно, что глаз замыливается, когда смотришь на чужую беду, это тебя, скажем так, как-то обескровливает. Но это же не всегда работа с тяжело больными и так далее. Это организация конкурсов, концертов. Нам отовсюду на краевые конкурсы уже шлют детские работы. Это дает ребенку проявить себя творчески.

- Постоянное погружение в чужие проблемы сильная психоэмоциоальная нагрузка. Лично зная вас, мне непонятно, как вам при всем этом удается сохранять постоянный оптимизм и излучать позитивную энергетику. Как у вас это получается?

- Наверное, все-таки потому, что я занимаюсь любимым делом. Вот вы же журналист, и вам это нравится. Написали хорошую статью, и это душу греет. И у меня такое изо дня в день.

Сейчас мы готовим большую делегацию деток, которые поедут в Москву. Это детки, у которых папы на СВО. Есть даже детки, у которых папы погибли. И они поедут с 31 мая по 2 июня в Москву. Там шикарная программа - и цирк, и зоопарк, и Большой театр. Сама туда не еду, наш представитель едет. Но я так рада за них.

Так это только в Москву одна делегация, а остальные полторы-две тысячи еще в Краснодаре. И в «Сафари-парк» мы поведем детвору, и с нашими партнерами в Филармонию краснодарскую. Там будут показы, кукольный театр, представления и так далее. Детей приемных по реке Кубань покатаем на теплоходе. Много всего будет. И мне все это нравится.

Беседовал Алексей Кащенко

Делись!

Не пропустите новые интересные материалы «ЯСНО»: подписывайтесь в ВКонтакте , на наш канал в Яндекс.Дзен , следите за важными событиями в telegram-канале «ЯСНО»

Короткая ссылка на новость: https://yasnonews.ru/~1PWij

Версия для печати

Поделиться с друзьями

Материалы по теме: Построение гражданского общества в Краснодарском крае. НКО