Главная >> Статьи и интервью >> Паата Амонашвили научил краснодарцев дружить со своими детьми

Паата Амонашвили научил краснодарцев дружить со своими детьми

Паата Амонашвили научил краснодарцев дружить со своими детьми Фото "ЯСНО"

В Краснодаре впервые состоялся авторский семинар доктора психологических наук, социолога, писателя, президента Центра гуманной педагогики Пааты Амоношвили.

Паата Амонашвили – сын легендарного советского и российского педагога Шалвы Амонашвили. Он продолжает дело отца и давно стал одним из активных популяризаторов принципов гуманной педагогики. Его имя на слуху. Не удивительно, что возможностью посетить его авторский семинар в Краснодаре воспользовались около сотни человек. Инициатором проведения этой уникальной встречи выступил краснодарский филиал проекта "Психология третьего тысячелетия".

Вопросы, которые интересовали кубанцев

Большинство участников семинара были вовсе не учителями и педагогами, которым по долгу службы полагается интересоваться различными подходами к процессу воспитания детей. В подавляющем большинстве участники встречи были простыми родителями, которым хотелось получить ответы на свои вопросы и сделать взаимоотношения со своими детьми более искренними, радостными и открытыми.

IMG_20191124_132053.jpg

IMG_20191124_111529.jpg

Многие супруги пришли парами. Были среди участников и те, кто пришел с малышами. Дети, как ни странно, не вносили дисгармонии и не отвлекали других участников семинара.

В начале встречи Паата Шалвович поинтересовался, чего ждут от общения с ним кубанцы. Вопросов, которые их волнуют, оказалось очень много. Как воспитывать ребенка, чтобы этот процесс доставлял радость? Как заставить ребенка прислушиваться к советам родителей? Как сделать так, чтобы ребенок полюбил школу? Как разрешать конфликты, чтобы не оставалось обид? Как подружиться с ребенком? Как заставить ребенка наводить порядок? Не отвлечь детей от гаджетов?

Паата ответил на вопросы родителей. Кроме того, каждый из них имел возможность во время перерыва сфотографироваться с докладчиком, взять его автограф и задать ему свой вопрос, который по той или иной причине не хотелось озвучивать на публике.

Образ воображаемого будущего

Паата Шалвович предложил родителям подумать о том, какими станут их дети, скажем, через 30 лет. Он рекомендовал при этом акцентировать внимание не на конкретных профессиях или увлечениях, а на качествах личности. Их нужно было прописать предельно конкретно в виде списка, поставив на первое место наиболее важную характеристику.

IMG_20191124_104758.jpg

IMG_20191124_111631.jpg

Кто-то – первоочередным качеством посчитал ответственность, кто-то – доброту, кто-то - счастье (это, по мнению, Амонашвили, характеристика личности, поскольку состояние счастья на 90% не зависит от внешних обстоятельств), кто-то - жизнелюбие, честность. Затем каждый из родителей должен был оценить развитость данных качеств в себе и то, в каком объеме они проявляют данные качества в присутствии детей.

«Мы должны понимать, что процесс воспитания никогда не останавливается. Дети воспитываются впечатляющими, живыми и жизненными примерами-образами мышления, поведения, действия. Воспитание носит обоюдный характер: мы – воспитываем детей, дети – воспитывают нас. Воспитание может быть целенаправленными и бесцельным. Если мы задумываемся о том, какие качества и каким конкретно образами мы воспитываем ребенка, то процесс воспитания становится целенаправленным. Все качества, которые родители хотят воспитать в детях, должны быть в них самих, поэтому воспитание детей – это и воспитание самих себя», - говорил докладчик.

Положительный опыт – вместо нотаций

Он призвал отойти от менторства, чтения нотаций, забыть в диалоге с детьми о приказном тоне и отчитывании за проступки.

«Любое общение с ребенком должно начитаться с проявления любви. У детей потребность в безусловной любви такая же высокая, как потребность в воде, еде или сне. Ребенок должен понимать, что вы его любите несмотря ни на что», - отметил Рыцарь гуманной педагогики.

Для воспитательных бесед, по его мнению, подходит исключительно дружелюбный тон. Нужна и подходящая обстановка. При этом ребенок не должен быть расстроен, а родитель, напротив, должен быть готов к конструктивному общению. Он должен слушать ребенка и полностью посвятить себя в этот момент времени разговору с чадом.

IMG_20191124_111348.jpg

IMG_20191124_104826.jpg

Он призвал думать о том, какие качества своими образами вы воспитываем. К примеру, вместо того, чтобы в торговом центре отчитывать ребенка, который забыл дома ключи, карманные деньги и мобильный телефон, следует в «обычные дни» привлекать его к процессу «сборов папы (мамы) на работу». В первом случае у него в памяти «запечатлится» образ ругающегося в публичном месте родителя, во втором – образ родителя, который в определенном порядке собирается по делам.

Как это сделать? Спокойно отреагировать на то, что ребенок забыл телефон, ключи или карманные деньги, не устраивать сцен. А затем – в один из дней, когда для этого есть время, сказать ребенку: «Я стал немного рассеянным, помоги мне собраться. Что мне не следует забывать?» Ребенок, естественно, перечислит, все, что вам потребуется: ключи, деньги, сумку, очки… Можно составить список. Пару-тройку раз оказав, как бы невзначай, родителю такую помощь, ребенок уже и сам, собираясь на прогулку, в школу или магазин, будет проверять, все ли необходимое он взял с собой. И это будет намного эффективнее, чем отчитывать его в публичном месте за забывчивость.

Как беседовать с ребенком, чтобы не навредить?

Очень часто родители бывают слишком заняты для того, чтобы уделять ребенку достаточно времени. Иногда они действительно заняты рабочими делами или домашними хлопотами, но часто просто не хотят или не находят в себе сил выслушать ребенка, либо «отсылая» его со своими «мелкими», как им кажется, проблемами, или слушая его вполуха.

Между тем, то, как мы слушаем ребенка, отражается на его личности. При рассмотрении этого аспекта не обошлось без теории. Есть несколько уровней слушания. «Низкий уровень» - когда мы «слушаем и не слышим» собеседника. Не воспринимаем информацию, которую до нас пытаются донести, не реагируем на то, о чем нам рассказывают. В этом случае у ребенка снижается самооценка, повышается ощущение стресса, напряжения. Такое «слушание» не способствует установлению искренних взаимоотношений. «Средний уровень» слушания проявляется в том, что мы «делаем вид, что слушаем». Мы воспринимаем лишь внешнюю оболочку информации, не стремимся почувствовать, что именно чувствовал собеседник в той ситуации, о которой он рассказывает, или чувствует сейчас. В такой ситуации у ребенка слегка повышается самооценка: его хотя бы не перебивают, но поддержки и понимания он не находит, поэтому напряжение и стресс остаются на высоком уровне. И, наконец, существует «высший уровень слушания» - это «искреннее и сопереживающее слушание от сердца». В этом случае «слушающий» как бы откладывает в сторону все свои дела и мысли и полностью посвящает себя восприятию информации, которую до него пытается донести «рассказывающий». В этом случае у ребенка, которого выслушивают, повышается самооценка, снижаются стрессовые проявления, уходит напряжение. Такое слушание способствует искренности.

IMG_20191124_171116_1.jpg

«Важно не перебивать, не торопить, слушать паузы, не пытаясь при этом ничего вставить. Уточняющие вопросы могут быть, но они должны касаться непосредственно того, о чем рассказывает собеседник. «А что ты чувствовал в этот момент?», «Расскажи мне об этом подробнее» и так далее. Нужно слушать детей, разговаривать с ними, слушать и слышать их», - отмечает Амонашвили.

Общие интересы – верный шаг к дружбе

Любой ребенок стремится стать взрослым и свободным. Ощущение взрослости и свободы он в полной мере получает в компьютерных играх. По той же причине, многим детям не нравится ходить в школу. Виртуальная реальность также начинает «затягивать» детей, как отмечает Амонашвили, когда взрослые их мало слушают и мало уделяют им внимания.

«Бороться» с гаджетами, по его мнению, нужно мудро и деликатно, понимая, что наличие мобильного телефона или компьютера у ребенка – это требование времени.

IMG_20191124_165836.jpg

«Мы с вами должны понимать, что если бы взрослые люди с утра до вечера носили с собой молотки, укладывали их у изголовья кровати перед сном, интересовались бы новыми моделями молотков… То и дети воспринимали бы именно молотки как атрибуты взрослости и хотели бы их заполучить. Но мы сами с утра до вечера ходим с телефонами, с гаджетами, поэтому и наши дети просят и вымаливают нас их купить. И мы покупаем им телефоны, планшеты, компьютеры. То есть мы сами им даем эти средства», - отметил Паата Амонашвили.

Он считает, что сам факт наличия у ребенка мобильного устройства нельзя считать злом. Но нужно, во-первых, интересоваться, знать, какие именно ресурсы посещает ребенок, в какие игры играет. Во-вторых, с любовью ограничивать время погружения в виртуальную реальность. «Петя, я тебя очень люблю. Ты уже взрослый и, конечно, понимаешь, что долго играть в компьютерные игры вредно для зрения и мозга, поэтому давай мы с тобой вместе решим, сколько по времени ты будешь играть в эту игру – полчаса и час в день. И не будем превышать это время. После того, как это время кончится, извини, конечно, но я забочусь о твоем здоровье и буду вынужден выключить компьютер», - примерно так. В-третьих, Паата Шалвович считает, что не лишним было бы проявлять искренний интерес ко всему, чем увлекается ваш ребенок – можете постараться научиться играть в ту компьютерную игру, которая ему нравится, увлечься той же музыкальная группой, которая ему или ей нравится. В результате у родителя и ребенка появятся новые темы для обсуждения и ребенок также в чем-то сможет чувствовать себя «экспертом», как бы «меняясь ролями» со взрослым.

Пааита Шалвович рекомендует расширять детский кругозор, предлагать детям увлечения, которые позволят себя ощутить «взрослым и свободным» в реальной жизни, а не в компьютерной игре: ходить в походы, экспедиции, на экскурсии, заниматься проектной или научной работой.

Кроме того, полезной альтернативой могут стать настольные игры, которые, с одной стороны, позволяют организовать увлекательный досуг, с другой – обеспечивают реальное общение, укрепляя дружбу.

IMG_20191124_095422.jpgЛично столкнувшись с ситуацией, что дети и внуки увлекаются иностранными музыкальными коллективами и часто поют песни на иностранном языке, не понимая их значения, он рекомендует заинтересовать ребенка практикой перевода и самим помогать им переводить на русский язык те песни, которые им нравятся.

«Однажды мы всей семьёй слушали песню Майкла Джексона про некую Энни. Веселая песня, как нам показалось. Мы подпевали. Потом решили ее перевести, чтобы узнать, о чем она. Нашли текст, перевели. В эпоху интернета это очень легко сделать. Выяснилось, что песня про то, как кто-то пытается эту Энни убить... А мы считали эту песню веселой. И смешно, и грустно. Но благодаря этому опыту моя внучка сейчас всегда старается переводить иностранные песни, которые ей нравятся», - отметил он.

Паата Шалвович также рассказал о летних семейных курсах, которые проводятся в родовой усадьбе династии Амонашвили в Бушети (Грузия). Во время этих образовательных программ родители и дети как бы меняются ролями, что помогает и тем, и другим по-новому взглянуть друг на друга и осознать новые аспекты семейного счастья.

Подготовила Наталья Глумова

Делись!

Короткая ссылка на новость:https://yasnonews.ru/~msreV

Версия для печати

Поделиться с друзьями