Павел Костылев: Экспансию ИГ в Россию поможет предотвратить государственное вмешательство
Общество

Павел Костылев: Экспансию ИГ в Россию поможет предотвратить государственное вмешательство

Запрещенная в России террористическая организация "Исламское государство" уже потеснила в информационных поводах события на Украине. Почти ежедневно в новостях появляются новые сообщения о террористах. Есть ли в России у ИГ благодатная почва для вербовки сторонников? Как можно предотвратить экспансию ИГ в Россию, об угрозе которой уже говорит и ФСБ? Об этом в эксклюзивном материале для интернет-журнала "Ясно" поделился религиовед, старший преподаватель кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, главный редактор научного журнала «Религиоведческие исследования» и портала «Религиозная жизнь» Павел Костылев.

О российской специфике и почве для ИГ

К сожалению, «почва» для вербовки сторонников ИГ есть в любой стране, в которой есть мусульманская община – это первый фактор, а также в любой стране, достигшей высокого уровня социально-экономического развития, благодаря которому общество дифференцировано, не целостно – вот второй фактор. Поясню подробнее.

Прежде всего, целевая аудитория сторонников ИГ – это мусульманская молодежь и мусульмане-неофиты. Здесь у вербовщиков ИГ два сценария: так, если речь идет о мусульманской молодежи, ИГ предлагает лозунг борьбы за, собственно, исламское государство – и на него откликаются некоторые юноши и девушки-максималисты, очарованные сладким ореолом свободы от собственного, родного государства. Ведь в светской современной стране необходимо следовать светским законам, вокруг – светская культура, религиозные ценности значимы, но не преобладают, есть определенный уровень культурных и цивилизационных различий, которые и делают, к примеру, Россию – многонациональную и поликонфессиональную страну, – действительно сложной и интересной для культурной жизни. Но для юных максималистов это слишком сложно, им хочется упростить внешнюю обстановку до идеальной – и они уходят в ИГ. Второй сценарий вербовки в этом случае ориентирует на создание идеальной семьи, лишенной, как кажется молодому человеку – мусульманину или, чаще, мусульманке, – возможных минусов реальной семьи.

Мусульмане-неофиты, в свою очередь, не всегда довольны традиционным исламом, им хочется вернуться «к корням», к Корану в отрыве от мусульманской традиции, то есть – тоже упростить ситуацию, но в этом случае – внутреннюю, экзистенциальную ситуацию. Упрощение внутренней ситуации неумолимо влечет за собой уход из сложного, неоднозначного общества в простое и как бы понятное ИГ, как оно предстает в обещаниях вербовщиков.

Опять же, дифференциация общества, предполагающая его разделение на множество слоев, страт, приводит к возникновению жажды стабильности (в том числе финансовой) у тех, кто зарабатывает недостаточно, чтобы организовать стабильность в собственной жизни своими руками, и при этом испытывает симпатию к исламу. Такую стабильность предлагают вербовщики ИГ. Те же, кто зарабатывает достаточно, но либо жаждет, как описано выше, упростить свой жизненный мир, либо испытывает кризис смыслов, экзистенциальный кризис, уходят в ИГ, к сожалению, за смыслом, который они не нашли на родине.

На мой взгляд, крайне опасно недооценивать смысловой аспект в деятельности ИГ, и полагать, что в бойцы и жены боевиков ИГ уходят какие-то недалекие люди, привлеченные только лишь денежными обещаниями и образом идеальной исламской семьи. Появление таких терминов как «секс-вербовка», к примеру, указывает на недостаточный уровень понимания реальной проблемы – по крайней мере, в высказываниях СМИ.

О методах противодействия распространению ИГ в России

 Если не рассматривать вариант закрытия границ, предотвратить экспансию хорошо организованных групп, обладающих разработанными стратегией и тактикой, отлично пользующихся современными коммуникативными сетями, невозможно. Речь может идти о минимизации такой экспансии. И надо сказать, что сравнивая российский опыт с опытом с одной стороны Франции, с другой – скажем, Таджикистана, видно, что соответствующие службы в России уже сделали и продолжают делать очень много для противодействия деятельности ИГ.

Если говорить о косвенных стратегиях противодействия, то, прежде всего, мне хотелось бы напомнить: идет информационная война (сегодня мы как никогда хорошо знаем об этом). В условиях информационного противодействия деятельности экстремистов, в том числе – деятельности вербовщиков ИГ, для нас как никогда раньше встает вопрос точной информации об исламе, в частности, и об истории и современном состоянии религий – в целом.

Решить этот вопрос на уровне можно на уровне высшего образования введением обязательного курса религиоведения на первом курсе университетов, причем курса не столько теоретического, сколько вводного в реальную проблематику религиозной жизни, бытия религий в современном мире. Молодые люди должны, разумеется, знать, в какой сложной религиозной ситуации мы все находимся, что христианство, ислам, другие религии не представляют собой единого целого, в чем различие между традиционными религиозными системами и новыми религиозными движениями, нормативной религией – и фундаментализмом, нередко ведущим к экстремистской деятельности. Роль религиоведов в мире неумолимо возрастает, нужно все больше экспертных оценок, все больше качественной аналитической работы, в том числе необходима общественная и государственная поддержка религиоведческой деятельности – как в плане введение единых образовательных курсов, так и в смысле поддержки аналитической работы.

Наконец, если говорить о возможностях государства в этой сфере, конечно, необходимо создание своего рода Федерального агентства по делам религий – наподобие того Агентства по делам национальностей, которое недавно было создано. Такое Агентство по делам религий сможет объединить разрозненные государственные органы, связанные с религиозной проблематикой и выполняющие, пожалуй, только консультативные и регистрирующие задачи.

Мы забыли, что норма Конституции, отделяющая религию от государства, не размещает религию (а реально – живых, конкретных верующих и самые разные религиозные и квазирелигиозные организации, наподобие ИГ) в каком-то отдельном пространстве, в другом мире. Религия сегодня – всегда рядом с нами, и религиозные организации, конечно, нуждаются в государственном органе, занятом их проблемами. Одна из задач такого органа – разработка стратегии противодействия религиозному экстремизму, в частности – экспансии ИГ в Россию, так что здесь все взаимосвязано".

Последние новости по теме "Исламского государства" читайте здесь.


Короткая ссылка на новость:https://yasnonews.ru/~jq2bI

Версия для печати